Футболисты мира - www.footballplayers.ru - Советская власть нас ограбила.

Футболисты мира - www.footballplayers.ru
 

ПОИСК ПО САЙТУ

Расширенный поиск
 

TRANSLATE  


Всего на сайте: 2231 игрок.

www.footballplayers.ru - Футболисты мира

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z 

Советская власть нас ограбила

Геннадий Олегович по части баек - настоящий ас. И про Константина Ивановича Бескова все-все тебе расскажет. И про Николая Петровича Старостина. И про Никиту Павловича Симоняна. Да про кого угодно! Оговорившись, разумеется: а вот это и вот это, дескать, лучше не пиши ... А футболистом Логофет каким был! И чемпионом Союза дважды становился, и кубок трижды завоевывал, и в сборной играл, а уж сколько раз в список «33 лучших футболистов Союза» попадал!

- Геннадии Олегович, а мне вот что интересно: в те былинные уже шестидесятые-семидесятые всем футболистам платили одинаково?

- В «Спартаке» и ставки у всех были одинаковые, и премии - даже для того, кто за пять минут до конца матча на замену вышел. 80 рублей - премиальные за победу. При ставке в 160. Потом уже до 180 повысили. Когда заканчивал, тарифы еще раз подняли. Зарплату - до 250 (а игроку сборной - вообще до 300). Победа стала стоить 150. На руки, за вычетом налогов, 135 получали.

- Суточные, я читал, тогда в сборной были 3 доллара...

- Верно. В 70-м нам после чемпионата мира как раз по 3 доллара за 40 дней начислили. В сумме - 120. Ни за победы, ни за выход из группы ни копейки не дали... Не выполнили условие: показать результат не хуже, чем на предыдущем первенстве (хотя бы четвертое место занять). Уругваю проиграли - 0:1. Вот если бы прошли, заплатили б тогда и за победы на самом чемпионате, и даже за товарищеские игры. А так все - в кассу спорткомитета, в доход государству...

- А сколько обещали-то за полуфинал?

- Так-так-так, это сколько уже прошло - почти 30 лет... Помню, что о-чень много.

- Много?!

- По тем временам - много. Кажется, две тысячи долларов - представляете, что это такое тогда было? Вот примерно такая сумма нам и светила... Впрочем, что это все о «бабках» - мы же тогда не только за деньги рубились, но и за престиж! Если в сборную, скажем, попал - ты уже знаешь: на твоей позиции лучше тебя в стране никто не играет. Значит, или Первый номер в Советском Союзе, или второй.

- Ну а команды с кошельком потолще неужто сманить не пытались?

- Меня очень активно приглашали в Донецк, когда тренером в «Спартаке» был Гуляев. В 66-м. Я отыграл уже пять лет в «Спартаке», но после того сезона заявил: «Я с этим тренером работать не буду. В любую команду пойду, если он останется». Кстати, вот так, не сговариваясь, девять человек из основного состава написали заявления. Ну и прослышал об этом «Шахтер» донецкий. Каждый вечер мне звонили. «Ну как? Определился?» Говорю: «Я вам сразу скажу: если тренера этого снимают - остаюсь в «Спартаке»...» Мне из трубки: «Да ты что! С ума сошел?! Мы тебя на шахту устроим, на зарплату Героя Соцтруда. А хочешь - на две шахты сразу, на самые лучшие. А ты туда приходить будешь только в ведомости расписываться. (Ну а тогда-то шахтеры много получали.) Квартиру тебе Министерство угольной промышленности даст шикарную. В Москве! Только давай в «Шахтер» переходи...» Отвечаю: «Не надо мне денег. Не то чтобы они меня не волнуют - но это не главное... Я все-таки спартаковец! Уберут тренера - тогда я к вам не поеду». И не поехал...

- Несмотря на то, что в Москве меньше платили.

- В три-четыре раза меньше. Особенно если сравнивать с такими городами, как Баку, Ташкент, Ереван, Тбилиси... Киев - тут вообще разговаривать нечего. Или «Днепр» тот же. Там страшные суммы получали! Но они-то за границу один раз в год выбирались, а «Спартак» - пять-шесть. А если тебя еще и в сборную берут - это ты уже получаешь больше, чем они. Правда, для этого надо было там что-то купить, а здесь потом продать. Ну как у челноков нынешних ...

- Сейчас это - законный бизнес. А раньше со всеми этими делами можно было на хорошенькие неприятности нарваться.

- Помню, один из наших футболистов где-то у Красных ворот договорился с кем-то два шарфа мохеровых передать. И в этот момент его хватают. Дела никакого не завели, конечно. Так, пожурили да отпустили. Но сам факт задержания - неприятно.

- А были случаи, когда футболисты на таможне попадались?

- Да, в 71-м классический случай был. Когда из Франции приехали ... Там получилось как: нас в одной гостинице поселили с танцорами-моисеевцами. Причем гостиница была шикарная, в центре города. Мы уезжали на тренировку примерно в 11 утра. И они в это же время приблизительно - на репетицию. Стоят Симонян и Моисеев. И такая картина: они говорят-говорят - да вдруг как расхохочутся. Заходит наш тренер в автобус. Мы спрашиваем: «Никита Палыч, расскажите, как он вас рассмешил?» Он рассказывает: «Да понимаете, я ему говорю: «Игорь Александрович, какие же у вас артисты! Как у них мастерство отточено! А мои же... Ничего у них по большей части не получается. Иногда недорабатывают. Иногда сачкуют...» А в ответ: «Да вы что, Никита Палыч! А я как раз футболистов ваших ставлю в пример. Говорю, они вот в такую погоду (а был ноябрь или декабрь) сейчас пойдут тренироваться, возиться в грязи, в слякоти. А посмотрите, как они бьются! Как работают! Не то, что вы - беременные коровы, в зале не можете два движения выполнить...»

Ну так вот. Они там к моменту нашего приезда жили уже два месяца. Быстренько с нашими ребятами перезнакомились. И говорят: мы нашли фабрику одну, с которой мохер отпускают - по франку моток. Мама дорогая! Значит, считаем: на доллар - пять мотков. Здесь этот мохер - по пятнадцать рублей стоил. Стало быть, на каждый потраченный доллар получается по семьдесят пять рублей! Рокфеллер бы с ума сошел от такой прибыли...

Ну и наши ребята на мохер накинулись. Набрали по полной программе. Рекордсмен один был - двенадцать или тринадцать килограммов взял. Еще кто-то - девять. По пять, по шесть брали... А разрешалось-то провозить - только два. И вот на таможне нас (я, правда, ничего не вез, нам с Киселевым никто про мохер и не сказал) стали проверять. Первый раз в жизни.

- По наводке?

- Ну конечно. Позже, когда мы встречались с ребятами-моисеевцами, они сказали: у нас-де только официальных стукачей пятеро было - представителей КГБ. А еще сколько скрытых (учтите, там 120 или 140 человек в ансамбле). Сколько сочувствующих... Просто учету не поддается! Конечно, на вас стуканули, что вы столько набрали.

- И что в результате?

- По два килограмма каждому оставили - остальное конфисковали. А ведь некоторые по дороге уже было размечтались: «Мебель куплю, может, еще и на машину останется...» Потом, конечно, было комсомольское собрание...

- А вы, случаем, не завидуете сегодняшним футболистам, которые успевают за карьеру неплохую копейку заковать - и безо всякого челноченья?

- Нет, не завидую. Наоборот, радуюсь за них. Просто так я воспитан: если человек зарабатывает приличные деньги - порадуйся за него. Дай Бог, пусть еще больше зарабатывает... Так давно должно было быть. Можешь писать, можешь нет, но я своим близким говорю: «Советская власть нас, футболистов того времени, просто ограбила». Ибо они использовали нашу молодость, наше мастерство, наше здоровье - и не оплачивали это так, как во всем мире.

Мне лично тогда уже хотелось быть профессионалом - никто, правда, и не думал, чтобы за границу поехать играть... Была даже такая ситуация. В 63-м меня берет в сборную Бесков. И как раз игра с Италией у нас. Та знаменитая - 2:0. Здесь, в Москве, выиграли... Перед матчем приезжает на базу тогдашний председатель спорткомитета Машин Юрий Дмитриевич. Дежурная накачка... (Это он, правда, еще за день до игры приехал. В основном любили прямо в день игры нагрянуть, на установке посидеть. А тот хоть сообразил, накануне пожаловал.) «Ну, ребята, давайте!» - обычные слова. По-доброму все, по-хорошему... А потом говорит: «Вопросы есть?» Сидят Яшин, Иванов, Понедельник, Воронин - у них нет вопросов. А я ж молодой, мне все по фигу... Говорю: «У меня вопрос. Вот завтра мы выйдем на поле против лучших профессионалов. А когда у нас будет профессиональный футбол?» Он так сурово на меня посмотрел: «Пока я председатель спорткомитета, об этом даже и думать забудьте». Ну и все - забыли.

- Эти накачки хоть когда-нибудь помогали?

- Им-то помогали. Выигрываем - он рапортует наверх: «Вот видите, что значит - я съездил в команду». Проиграли - «Ну что ж, я был у них, я все сказал, это они плохие...»

- Что, совсем никакого проку от них не было?

- Из жизни пример. Играем с «Динамо». 65-й, кажется, год. А у Рейнгольда квартиры нет. Обещают все, тянут: «Да, да, сейчас...» И к нам приехал председатель «Спартака» Горьков. Мы к нему с вопросом сразу насчет квартиры. Он в ответ: «Вот «Динамо» обыгрываете - квартира будет». Обыгрываем. На следующий день после баньки подходим: «Ну как, Виктор Александрович?» - «Все! Я сказал - значит, будет. Идите тренируйтесь. Завтра все решим». На следующий день потренировались, приезжаем к нему. И пожалуйста - смотровые ордера. Вот как, помогали такие накачки?.. Другое дело - первый-то смотровой все одно давали у черта на рогах. Ясно, что откажешься. А второй - жди еще. Но не обманывали, нет, рано или поздно давали...

- А вот конфликты с тренерами - ну, как с Гуляевым у вас часто бывали?

- У меня принцип в жизни: лучше с умным потерять, чем с дураком найти. До сих пор его придерживаюсь... Когда был Никита Палыч Симонян на моем 55-летии, он сказал: Геш, сколько мы с тобой знакомы, сколько ты играл у меня - можешь припомнить конфликт какой-нибудь?» - «Нет». - «Вот и я не могу». Нет, он мне, конечно, вставлял, требовал... Но это понятно. Он же тренер: «Вот это неправильно. Вот это не делай. А вот это делай...»

А закончил я в 74-м из-за Гуляева. Он меня достал все-таки - когда потом пришел еще на три года... Представляешь, в 30 лет - в запас посадил. Даже тренироваться с основным составом не давал. Месяц не тренировался. И вот играем с «Динамо» - 30 апреля в Лужниках. 0:0. И так мне «Спартак» стало жалко... После матча иду, а меня ребята знакомые зовут: «Три дня праздника, ты закончил - поехали с нами. На родину Есенина. Шашлыки, пиво...» А я захожу в раздевалку: «Николай Петрович, все, я приступаю к тренировкам. Дней через двадцать меня можно будет ставить. Ну проверите, конечно, сначала...» И числа 25-го я уже играл. В итоге второе место в том сезоне заняли. А я вошел в «33 лучших». Но... Начинается новый сезон - опять то же самое. Ни слова не говоря - в запас. Ну как можно второго человека в стране на своей позиции так задвигать? Ты хоть подойди скажи: «Ты свое отыграл, парень. Все-таки 33-й год пошел. Спасибо...» Или - наоборот: «Поддерживай форму. Игр пять-шесть сыграешь, когда вот такая петля будет...» Нет - он молчок. И тогда я решил уйти.

- За что ж вас товарищ Гуляев так невзлюбил?

- Ха, сейчас могу рассказать один эпизод. В 66-м году еще мы проиграли на Кубок кубков «Рапиду». В Москве - 0:0 сыграли, там - 0:1... А моментов у нас - тьма! Один забей, и все - доехали! И на последних минутах выскакиваю один на один - тогда я хавбека играл. Хлоп - мячик по штанге чиркнул и ушел выше ворот... С лета, правда, бил - не простой был удар. Но до рамы всего метров семь оставалось, думал: все, сейчас кладу... И вот едем в поезде домой. Комментатор Владислав Семенов меня спрашивает: «Ну ладно, Янкин три не забил - не такой уж большой мастер. Ну ладно - тот... Но ты-то как из такой позиции промахнулся?» А я в шутку: «Вот, допустим, я забил - мы проходим дальше. Значит, тренер у нас прежний остается. А так сейчас его снимут - мы ведь не выполнили задачу...» А он вдруг начинает мне подмигивать: дверь-то в купе открыта. И в коридоре, Гуляев стоит. Представляешь?!

Вот тогда я как раз в «Шахтер» собрался. Его вызывают из отпуска: «Как же так? Что у вас за команда? Девять человек написали заявления, не сговариваясь...» Причем никакой групповщиной у нас и вправду не пахло - я и перезванивался из тех, кто уходить собирался, только с Рыжим (Рейнгольдом), ему в Одессе тоже бабки сумасшедшие предлагали. А тренер наш, значит, отвечает: «А что? Хотят - пусть уходят. Других наберем. Эти мне мешали (мы четвертое место заняли). А если их убрать - в тройке будем, я вам гарантирую». На что руководитель спартаковский ему и заявляет: «По-моему, лучше одного тренера поменять, чем девять игроков основного состава».

- Вы сами тренером стали в 78-м. Работали сначала со второй сборной Союза. Успехи были?

- Я хвастать не хочу. Просто назову тех, кто у меня играл: Дасаев, Сулаквелидзе, Чивадзе, Шавло, Романцев, Черенков, Газзаев, Тарханов, Якубик ...

- Сулаквелидзе с Чивадзе, я слышал, вы первый вместе поставили?

- Да, и Симоняну, который тогда с первой сборной работал, их пытался порекомендовать. У него-то играли Пригода и Жуликов. А он с помощниками со своими посоветовался - и отвечает: «Да нет, они еще молодые, психика неустойчивая...»

- Рассказать байку? Январь 79-го года. Приезжаем со второй сборной в Америку. Был и Сулаквелидзе - я его еще из Кутаиси взял. И вот даю установку. Нам первая игра предстояла - против сборной Мексики национальной. Я и говорю: «Ребят, все-таки через океан летели, 120 долларов то не помешают вам?» Ну и пожелал успеха, ушел... А игроки, как правило, потом еще раз собираются. Сами. Договаривать то, что тренер им недоговорил: «Я вот здесь так буду действовать, а я здесь так...» И вдруг смотрят - Сулаквелидзе сидит на кресле и пальцы загибает. Они ему: «Ты что делаешь, Сула?» - «Ну как... 120 долларов. Нас - 26 человек. Сколько будет?» Они: «Ты что, дурак? Каждому - 120. Каждому!» А он как подпрыгнет да как завопит: «Аух!...»

- А у Бескова-то вы как потом оказались?

- Там так вышло. У меня 10 декабря сын родился. И вот 3 января уже 80-го года. Захожу на работу в спорткомитет. И вижу, идет директор высшей школы тренеров Варюшин Вячеслав Васильевич, а с ним мужик какой-то с депутатским значком. «Здорово-здорово, Геш, а мы к тебе... Познакомься, это первый секретарь Ивановского обкома партии. Я тебя рекомендую на должность тренера...» - «Слав, ну какой там тренер! У меня сын грудной. Я никуда не поеду из Москвы...» - «Уй, жалко, условия хорошие, подняли бы...» - «Да нет, никак не могу!»

И сижу, на письма трудящихся отвечаю. Вдруг в полпятого звонок. Дед - Старостин. «Геннадий, мы тут с Константин Иванычем (Константин Ивановым, как он говорил) посоветовались: олимпийская-то сборная на базе «Спартака» - и решили тебя взять помощником. Ты как?» У меня настроение уже совсем другое: «И думать нечего. Я же ваш, спартаковец. Так что - с удовольствием!» - «Машина есть?» - «Есть». - «Садись, в Новогорск езжай. Там он проводит сбор селекционный. Поговори с ним...» Приезжаю. Бесков и говорит: «Я тебя знаю. Как футболиста. Но как работника не знаю. Поэтому я тебя беру на два сбора с испытательным сроком. Не подойдешь - извини...»

<- «Понятно, Константин Иваныч, какой разговор!» Короче, два сбора прошли - и еще два с половиной года, пока его не сняли, я с ним работал, На мне в основном организационная работа была - чтоб у него голова не болела за это. Каждый вечер докладывал ему.

- Я слышал, тяжело у Бескова в подчинении?

- Почему тяжело? Человек он очень требовательный (а так и должно быть), очень порядочный, а уж специалист - это и говорить не надо... За два с половиной года лишь один раз меня обругал. Опять же из-за Сулаквелидзе. Идет тот самый первый сбор - в январе 80-го. Мы садимся с ним подводить итоги. Что делать с крайними защитниками? Ну не тот уровень. Самые слабые позиции... «Константин Иванович, - говорю, - У меня во второй сборной играл один. Вот вы его на первую тренировку вызовете, влюбитесь - и он у вас будет постоянно играть». - «Как фамилия?» - «Сулаквелидзе». - «Что ж ты мне раньше-то не сказал?» - «Ну как я могу вам советовать? Великому тренеру! Вы набрали людей - и вдруг я, неделю с вами проработав, скажу: «Кого вы набрали?». Вот вы меня спросили - я сказал». И тут-то он меня и отчитал: «Ты не молчать должен был - а тревогу бить, мне подсказывать!»

А в итоге так все и получилось. Со следующего сбора Сулаквелидзе стал в команде незаменимым. А у нас с Константином Ивановичем до сих пор замечательные отношения...

- А как вас за границу-то занесло?

- В Эмираты? Это было в 92-м году. Лобановский работал там со сборной, а Юрий Морозов - в одном клубе. И ему потребовался помощник с английским ... Вот я и переводил. И параллельно как второй тренер трудился.

- И как с арабами работалось? Несладко?

- Очень тяжело было. Во-первых, футбол там непрофессиональный. На тренировку приходило по пять-шесть человек. А победы от тебя требуют. Мы даже письма писали президенту - завалили просто: «Обяжите игроков ходить на тренировки! Дайте адреса, сами будем их по домам забирать!» И до чего же там люди на результате помешаны... Выиграли: все эти шейхи обнимают-целуются, поздравляют, руки жмут. Проиграли: ты стоишь, а они проходят мимо, морды воротят. Ни полслова...

- Потом вы в «Таврии» еще поработали. Давайте уж на прощание какую-нибудь крымскую байку, Геннадий Олегович!

- Один футболист ко мне как-то подходит: «Базу дайте под свадьбу...» А сезон только начинается - представляешь? Какая тут свадьба?! Я опешил: «Давай, когда перерыв будет - вот тогда и сыграем». Тот подумал-подумал - согласился... А другой перед тренировкой приходит давление мерить. С виду вроде все нормально, запашка нет. А давление - страшное. Под 180. День, второй... Интересуюсь: «Что с тобой?» - «Да ничего, все у меня нормально...» - «Ну смотри, если завтра будет столько же - я пересмотрю для тебя нагрузки!» На следующий день - опять высокое давление. «Может, ты пьешь?» - спрашиваю. «Нет-нет-нет, что вы!» - и глаза такие честные-честные. Ну, говорю, все работают в общей группе, а ты остаешься. Скоростно-силовой как дал ему... Потом в душ захожу - а там перегородочки, меня не видно - и слышу, он говорит другу: «Ну Олегыч дал! Ну чтоб я еще хоть грамм выпил!» На следующий день приходит - что ты думаешь? - нормальное давление ...

 
Алексей Лебедев, Сборная России по футболу


Вернуться к странице игрока >>
 
26 мая

В 1910 г. Великий тренер, легенда «Манчестер Юнайтед» Мэтт Басби.

В 1921 г. Один из лучших форвардов в английской истории, звезда клуба «Блэкпул» Стэн Мортенсен.

В 1977 г. Чемпион мира 2006 года, форвард «Ювентуса» Лука Тони.

В 1981 г. Защитник донецкого «Шахтера» и сборной Румынии Рэзван Рац.

 

1924 г. В матче олимпийского турнира Уругвай - Югославия 7:0 европейцы вперые увидели южноамериканский футбол. Техничность уругвайцев поразила зрителей, и после матча появился термин "Кудесники мяча"

1928 г. ФИФА приняла решение проводить чемпионаты мира раз в четыре года.

1971 г. Из-за сильного дождя на 51-й минуте прерван финальный матч Кубка Ярмарок "Ювентус" Италия - "Лидс" Англия.

2004 г. Российский футболист впервые участвовал в финале Лиги чемпионов, "Порто" - "Монако" 3:0 Дмитрий Аленичев стал также автором победного гола.

2004 г. После финала ЛЧ "Порту" - "Монако" 3:0 последним, 9-м обладателем всех еврокубков стал Витор Байа.

 

 

В 1989 г. Лучший футболист Англии 1955 года, прославился как тренер - под его руководством «Лидс» стал одним из лучших европейских клубов Дон Реви.

 

Над сайтом работают Дмитрий Гребенщиков и Виталий Клышко. Создание, разработка и поддержка - студия дизайна и веб-разработок "Палец".
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт "Футболисты мира" обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
В случае нарушения авторских прав и обнаружении неточностей просим сообщить нам.
Академическая гребля Украины