Футболисты мира - www.footballplayers.ru - Олег Владимирович-2.

Футболисты мира - www.footballplayers.ru
 

ПОИСК ПО САЙТУ

Расширенный поиск
 

TRANSLATE  


Всего на сайте: 2231 игрок.

www.footballplayers.ru - Футболисты мира

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z 

Олег Владимирович-2

В штабе сборной Украины два Олега Владимировича - Блохин и Кузнецов. Полные тезки с более чем десятилетней разницей в возрасте, они успели вместе поиграть за киевское «Динамо» и сборную СССР. Судьбе было угодно свести их снова, при этом по стажу работы с желто-синей командой Кузнецов даст фору любому из сегодняшних соратников, включая Блохина. Потому что для Олега Владимировича-2 нынешний отборочный цикл - уже второй на тренерской скамейке сборной.

Предощущения звездности не было


Славный город Чернигов подарил спортивному миру двух выдающихся игровиков - баскетболиста Александра Волкова и футболиста Олега Кузнецова. Они ровесники, в ДЮСШ учились одновременно и дружны до сих пор. У Волкова об этом не спрашивал, а вот Кузнецов мне признался, что в нежном возрасте свои перспективы расценивал весьма скромно - никакого предощущения звездности не было и в помине.

- Семь лет прозанимался в ДЮСШ, а когда подошла пора распределения, жгучего интереса к моей скромной персоне никто из тренеров не проявил, - вспоминает он. - Промаялся несколько месяцев, поиграл за любительские команды в Чернигове, пока не попал на глаза к Ефиму Школьникову, который взял меня в «Десну», в ту пору команду второй союзной лиги.

- Всегда были защитником?
- Игроком обороны - так точнее. Случалось, выдвигался и на позицию опорного полузащитника, однако безопасность собственных ворот для меня всегда оставалась превыше всего. Почему? Думаю, решающую роль сыграла антропометрия: будучи еще подростком, вытянулся и неплохо научился играть головой.

- В киевское «Динамо» как попали? По армейской линии?
- Нет. Никакого насилия не было. Больше того, на первое предложение динамовцев ответил отказом.

- Интересно, почему?
- Во-первых, побоялся, потому что хорошо представлял себе уровень конкуренции в киевской команде. На «моем» месте тогда играли Балтача, Журавлев, Сорокалет, да и в дубле ждали своего часа ребята, уже выступавшие за разные юношеские сборные. Ветераны «Десны» тоже отговаривали: дескать, подожди еще хотя бы годок, успеешь динамовскую лавку отполировать. Плюс к этому было еще одно обстоятельство, так сказать, личностного характера. Я абсолютно не ассоциировал себя с этой командой. Ну не лежало сердце к «Динамо» - и все тут! В доме царил культ «Спартака» - вся семья за него болела.

- И тем не менее...
- Да, прошел еще год - и я «сдался». Хотелось расти, а в «Десне» такой возможности не было.

Сначала - дубль


- Помните первую встречу с Лобановским?
- Разумеется. Ничего особенного она не представляла. Мы с отцом зашли к нему в кабинет. «Молодец, что приехал, мы хотим тебя видеть в нашей команде, но как все сложится, во многом будет зависеть от тебя самого», - примерно так сказал Лобановский. И сразу перешел к делу: играть пока будешь за дубль, жить в общежитии, получать такую-то зарплату. Вот, собственно, и весь разговор.

- Перспектива застрять в дубле не пугала?
- Уже нет. Никогда не страдал от завышенной самооценки, тем более что сразу честно было сказано: сначала - дубль. Кстати, в это же время, в конце 1982 года, в «Динамо» приехали Заваров и Евсеев. Вот их приглашали как игроков основного состава. Я же себя успокаивал: ну не получится, вернусь в «Десну», там-то уж точно примут с распростертыми объятиями.

- Получилось - и на удивление быстро...
- В мою пользу сыграло стечение обстоятельств, сложившихся в 1983 году в киевском клубе. Лобановский ушел в сборную СССР, «Динамо» принял Юрий Морозов, и команду залихорадило. Чтобы выправить уходившую из-под контроля ситуацию, Юрий Андреевич стал убирать ветеранов и вводить свежую кровь - молодых игроков: сначала мы выходили на замены, потом на весь матч. Мой полноценный дебют пришелся на игру против «Черноморца» в Одессе. Помню, выиграли - 2:1, и я не дал тренеру ни малейшего повода не выставить меня и на следующий матч - в Киеве со «Спартаком». И на глазах 100 тысяч болельщиков оконфузился по полной программе...

- Каким образом?
- Получил задание персонально играть против Юрия Гаврилова. Желание было огромное, но, как видно, перегорел... Кто помнит спартаковца в игре, подтвердит, какой это был технарь, какая светлая футбольная голова. И хитрющий до ужаса! Со мной он обошелся, как с пацаном, и уже на 30-й минуте меня заменили...

- Зрители «тепло» проводили?
- Я настолько зациклился на собственном фиаско, что ничего не видел и не слышал. Хотелось как можно быстрее дойти до раздевалки и пережить позор в одиночестве...

Персональщик, но не цербер


- Последствия случившегося в том матче со «Спартаком» были для вас серьезные?
- Разумеется, снова отправился в дубль. К счастью, срывов, подобных спартаковскому, со мной больше никогда не случалось.

- В восьмидесятые годы вы считались одним из лучших персональщиков в советском футболе. Можете назвать самых «неудобных» форвардов того времени?
- Насчет персональщика хочу вас поправить: далеко не всегда я сужал диапазон своих действий на поле до роли Цербера, ходившего за соперником след в след. Иногда, особенно ближе к концу карьеры, выдвигался с привычной позиции стоппера на место опорного полузащитника, однако всегда действовал с оглядкой на тылы. Конечно, в значительной мере нес персональную ответственность за форвардов. «Неудобных» встречалось много, но по такому довольно размытому признаку их классифицировать сложно. Родионов в «Спартаке», Газзаев в московском «Динамо», Стукашов в «Кайрате»... Это были яркие индивидуальности, и каждый требовал к себе особого подхода. Но назвать «самого-самого» все же затрудняюсь.

- Сильно ошибусь, если предположу, что пиком игровой карьеры защитника Олега Кузнецова следует считать 1986 год, когда киевские динамовцы во второй раз выиграли Кубок кубков?
- Не сильно, но все же ошибетесь... 86-й, безусловно, памятен, однако пиком своей футбольной жизни я его не считаю. А тогда, почти двадцать лет назад, тем более не считал: по молодости нам всегда кажется, что главный успех еще впереди. Может быть, особой остроты ощущений выигрыш Кубка кубков не принес еще и потому, что завоеван он был в рабочем режиме. Сразу из Лиона, где состоялся победный для нас финал, большинство футболистов «Динамо» улетели в сборную, которая готовилась к чемпионату мира в Мексике. Потом был сам чемпионат. Словом, в Киеве мы снова оказались месяца через полтора после выигрыша Кубка кубков. К тому времени победная эйфория уже прошла, чувство радости притупилось.

Линекер, Марадона и другие


- Тогда какой же сезон вы считаете самым памятным?
- Сезон чемпионата Европы-88, когда сборная СССР, процентов на 80 состоявшая из киевлян, под руководством Лобановского выиграла серебряные медали. Безусловно, это была самая сильная сборная, за которую мне приходилось играть. Да еще против кого персонально! Против Линекера, Манчини, Виалли... На последнем, кстати, заработал вторую желтую карточку, не позволившую сыграть в финале с голландцами. После чемпионата, как водится, газеты печатали разные версии символической сборной Европы. В одной из них я обнаружил свою фамилию и гордился этим не меньше, чем завоеванной медалью.

- Говорят, по потенциалу это была едва ли не лучшая сборная в советской футбольной истории...
- За историю отвечать сложно, но для моего поколения, несомненно, лучшая. Я попал в команду в 1985 году, еще при Малофееве, и постоянно играл вплоть до развала Союза. На ЧМ-86 в Мексике мы вправе были рассчитывать на большее, чем выход в четвертьфинал, да шведский судья нас туда не пустил: позволил бельгийцам дважды забить из офсайда, и даже хет-трик Беланова не спас советскую команду - 3:4. А четыре года спустя в Италии даже не вышли из группы, где встречались, в частности, с Аргентиной. Я в том матче был капитаном команды, у аргентинцев с повязкой на рукаве вышел Марадона. Фотография с нашим рукопожатием в центральном круге до сих пор стоит у меня дома на видном месте.

- Вы и Марадону опекали?
- Нет, за его перемещениями в основном следил Алейников, а мне достался Каниджа - тоже не подарок. Мы проиграли со счетом 0:2 и выбыли из борьбы.

Шотландцы родине не изменили


- Чтобы закрыть тему сборных, вспомним еще об одной, за которую вам довелось выступать. О сборной СНГ - команде без гимна, с каким-то странным белым флагом, невольно наводившим на «капитулянтские» мысли...
- Не преувеличивайте, не стоит... По-моему, это была очень неплохая и дееспособная команда, к которой большая политика не имела никакого отношения. Мы, футболисты, пусть к тому времени и оказались уже в разных странах, все равно чувствовали себя единой командой, потому что долго играли вместе, выступали в одном чемпионате. И первые матчи - упущенная на последних минутах победа над немцами, нулевая ничья с очень сильными голландцами - вселяли надежду на выход из группы. Но потом вдруг крупно проиграли шотландцам, уже выбывшим из турнира...

- Да еще, говорят, полупьяным, накануне заливавшим свой вылет из чемпионата виски и пивом. До сих пор в ходу у болельщиков версия, будто вы с Михайличенко, будучи уже игроками «Рейнджерс», склоняли одноклубников из сборной Шотландии к «измене родине», пытались договориться... Признавайтесь, было дело?
- (Смеется.) Ну, положим, договориться мы бы при всем желании не смогли, потому что еще плохо знали английский, не говоря о шотландском диалекте. Но с одноклубниками действительно пообщались, когда часа за полтора до матча приехали на стадион и вышли опробовать газон. Не скрою, глагол help («помогите») в том разговоре звучал. Правда, не уверен, что мы были правильно поняты...

- В каком плане - языковом или футбольном?
- Скорее всего, в футбольном... Шотландцы, в свою очередь, поведали, как весело погуляли почти до утра в ночном клубе, чего, впрочем, могли бы и не делать: слегка помятый вид плюс перегар говорили сами за себя.

- Вы рассказали об этом Бышовцу в раздевалке?
- Разумеется. Я даже допускаю, что ребята, увидев, как мы общались с соперниками, а потом с главным тренером, где-то подспудно расслабились, решив, возможно, что особенно упираться шотландцы не станут. Но ничего подобного не случилось. Плюс к этому британцам еще и страшно везло в тот вечер: первые два гола в ворота Харина получились какие-то сумасшедшие, совсем не вытекавшие из логики происходивших на поле событий.

Квартирный вопрос в парной


- Как складывались в «Динамо» ваши отношения с Лобановским? Есть такая поговорка: «Рыжий рыжего не выдаст».
- (Смеется.) Я не давал повода, чтобы поговорка оказалась актуальной. Понимаете, нужда в серьезном общении обычно возникает на почве претензий тренера к игроку. К счастью, между нами этого не было. Всевышний оберегал от травм, и в каждом чемпионате я играл практически от звонка до звонка. Правда, был один эпизод, о котором даже сегодня, двадцать лет спустя, вспоминать неловко, хотя прямого отношения к футболу это не имело...

- Расскажете?
- Я выступал за «Динамо» три года, но не имел в Киеве собственного угла. Хотя уже был женат. Сначала - комната в общежитии, потом - съемная квартира. Это стало надоедать, но напомнить лишний раз о жилье стеснялся. И тут ребята постарше мне говорят: «Молодой, не тушуйся, мы тебе подскажем, как нужно действовать. Когда пойдем в парную (а все знали, как обожал париться Лобановский), Васильич будет умиротворенным и расслабленным. Мы выйдем, оставим вас одних, и ты сразу бери быка за рога: скажи, что тебя зовет и «Спартак», и московское «Динамо», и еще кто-то. Пригрози: не будет квартиры - уйдешь».
Ну, я и повелся на эту «горбушку», о чем потом долго жалел. Остались мы в парной с Лобановским одни, я набрал побольше горячего воздуха в легкие и выпалил эту дурацкую тираду. Лобановский не то что с полки не слез - кажется, даже не посмотрел в мою сторону: «Зовут? Ну иди!» Я почувствовал, как краснею до цвета вареного рака, причем не от жары, а от стыда...

- И чем дело кончилось?
- Через месяц мы с женой отпраздновали новоселье. Но «банная» выходка была совсем ни при чем. Лобановский занимался этим вопросом независимо от моего «демарша», о котором он, кстати, никогда больше не вспоминал. Я же проявил какую-то ребячью невыдержанность, купился на «советы» старших товарищей, которые наверняка догадывались, как отреагирует Лобановский, и потом долго сожалел о содеянном...

Мудрый совет Лобановского


- Каким ветром вас занесло в «Рейнджерс»?
- В конце восьмидесятых, после горбачевской перестройки, открылась перспектива поиграть за рубежом. Естественно, что футболисты киевского «Динамо», заработавшего серьезный авторитет в Европе, пользовались там повышенным спросом. По разным странам разъехались Заваров, Протасов, Блохин, Рац, Беланов, Демьяненко, Баль, Чанов... Из нашего золотого состава немного «засиделись на старте» в новую жизнь трое - Михайличенко, Яковенко и ваш покорный слуга. Советский Союз хотя и дышал на ладан, но еще существовал. Поэтому все вопросы, связанные с выездами футболистов, решались в Москве, через «Совинтерспорт». По канонам, установленным Федерацией футбола СССР, такая командировка считалась не просто работой, а еще и привилегией, на которую могли претендовать лишь игроки, достигшие 28 лет. Говорят, именно этот возрастной ценз не позволил Протасову и Михайличенко в 1989 году составить компанию Заварову в «Ювентусе», который, опять же по слухам, приглашал на пост главного тренера Лобановского. Так ли это на самом деле и почему не сложилось, никто уже не узнает.
О том, что мной интересуется «Рейнджерс», Лобановский сообщил сразу после завершения последнего золотого сезона «Динамо» в советской истории - в конце 1990 года. Выяснилось, что тренер «Рейнджерс» Грэм Сунесс следил за мной два года, начиная с чемпионата Европы-88. Честно говоря, встретил эту весть без восторга: скромный чемпионат Шотландии не выглядел привлекательно. Как и книжные (к счастью, во многом оказавшиеся ошибочными) представления о самой стране: круглый год дождь и холод...

- Других вариантов не было?
- В то время подобный вопрос был как бы и неуместен. Это сейчас у наших футболистов есть агенты, имеющие контакты с клубами и знающие конъюнктуру рынка. А тогда - только слухи, дескать, тобой интересуется «Бавария» или какой-то итальянский клуб. Но реальностью был только «Рейнджерс».

- Что вам посоветовал Лобановский?
- Не дергайся, иди, раз зовут, - это почти дословно. Меня смущала длительность предложенного шотландцами контракта - пять лет. Говорю Лобановскому: «Я так долго не выдержу, через год вернусь домой». А он: «Подписывай на пять лет, чтобы потом ни о чем не пришлось жалеть». Мудрый человек, как в воду глядел...

На Украине - «шотландский» чемпионат


- В каком смысле?
- В житейском. Уже во втором матче за «Рейнджерс» повредил крестообразную связку колена - и на девять месяцев расстался с футболом. Одна операция, неудачная, в Шотландии, вторая - в Лос-Анджелесе... Потом еще восстановился неважно и играть в прежнюю силу уже не мог. Но контракт для британцев - святое. Его условия все пять лет соблюдались боссами «Рейнджерс» беспрекословно, хотя больше 10-15 игр в основном составе за сезон не проводил: то снова лечился, то восстанавливался в дубле. Хорошо, Михайличенко приехал, вдвоем стало легче.

- Представления о чемпионате Шотландии совпали с реальным положением дел?
- (Смеется.) Да мы у себя дома сегодня имеем почти «шотландский» чемпионат! Там «Рейнджерс» или «Селтик», в Украине - «Динамо» или «Шахтер». Третьего не дано. В те времена, когда мы с Михайличенко там выступали, царствовал «Рейнджерс». За счет чего? Грэм Сунесс, сам отыгравший всю жизнь в Англии, делал ставку на английских игроков, причем высокого уровня.

- Словом, ни о чем не жалеете?
- Нет, конечно. Несмотря на все мои личные невзгоды, клуб до последней запятой выполнил условия контракта.

- Что означал ваш непродолжительный визит в Израиль?
- Когда до истечения контракта с «Рейнджерс» оставалось четыре месяца, на условиях аренды поехал в «Маккаби» из Хайфы. Там Андрей Баль уже работал тренером, но главная причина моего появления заключалась все же в другом. «Маккаби» хотел пробиться в групповой турнир Лиги чемпионов-94/95 и для решения этой задачи пригласил не только меня, но и, например, таких израильских звезд, как Беркович с Ревиво. К сожалению, осуществить задуманное не удалось. Фатально не повезло в домашнем матче квалификационного раунда с клубом «Казино» из Зальцбурга. Вели - 1:0, но на последних минутах вдруг рассыпались и пропустили два гола в свои ворота. В повторном матче уже нечего было «ловить»: проиграли - 1:3.

- Мысли остаться и поиграть еще на Земле обетованной не приходили?
- А я и поиграл еще два месяца, до конца чемпионата, в котором Хайфа оказалась на голову выше соперников. Но оставаться еще - нет, не хотелось. Во-первых, было уже не интересно, во-вторых, ребенок в школу пошел, поэтому счел за благо вернуться в Киев, где еще выступал некоторое время за «Борисфен».

- Трудно было сказать себе: все, хватит, ты свое отыграл?
- В моем случае - нет. По-настоящему получал удовольствие от футбола до 1990 года, пока не случилась та злополучная травма в матче чемпионата Шотландии. А дальше, образно говоря, играл на одной ноге. Постоянные процедуры, уколы, то разбитое колено о себе напомнит, то спину прихватит... Какое уж тут удовольствие?

По судьбе, как по воле волн


- И решили заделаться банкиром?
- Бог с вами, какой из меня банкир! Хотя два года действительно прослужил в одном киевском банке, куда позвали друзья. Помогал им не столько зарабатывать деньги, сколько, наоборот, их тратить. Занимался рекламой, организацией благотворительных акций - словом, PR. Разумеется, пригласили «с поправкой» на мое футбольное прошлое: попросили из банковских служащих организовать команду по мини-футболу. Время тоже было по-своему интересное: приходилось общаться со многими людьми, круг «нефутбольных» знакомых расширился.

- И все-таки потянуло назад, в футбол?
- Володя Бессонов, когда принял «ЦСКА-Борисфен», позвонил: «Приходи, поможешь». Позже главным стал Михаил Фоменко, а мы с Бессоновым - у него на подхвате. А потом мне самому доверили сезон «порулить» ЦСКА, пока на его месте не возник «Арсенал».

- Когда играли, о тренерской карьере задумывались?
- Если честно - нет. Диплом инфизкульта не гарантирует тяги к тренерскому ремеслу, а тем более достойного места в этом цехе. Конечно, будучи футболистом, невольно присматривался к тому, как тренируют другие, иногда даже что-то записывал - для себя. Но назвать это целью жизни было сложно. В общем, плыл по судьбе, как по воле волн...

- И однажды «выплыли» на тренерской скамейке киевского «Динамо». Как это получилось?
- Исключительно по инициативе Михайличенко. Нас очень многое связывает. Можно сказать, шли по жизни синхронно. Вместе - в дубле киевского клуба, вместе - в основном составе, вместе - в Шотландии. Мы даже живем в одном доме! С динамовской скамейки тоже ушли в один день - 10 августа 2004 года, когда Алексей получил отставку.

- Проявили солидарность или решили целиком сосредоточиться на работе в сборной?
- Речь не о солидарности, а о профессиональной этике. Меня же приглашали не руководители клуба, а Михайличенко. Стало быть, как только уходит он, ухожу и я. Нормальная логика.

«Долгожитель» сборной


- Полагаете, что статус «долгожителя» сборной Украины, где вы были одним из ассистентов Леонида Буряка, как-то повлиял на выбор Блохина в вашу пользу?
- Блохин, конечно, знает об этом точнее, я же смею нескромно думать, что повлиял. Опыт общения с футболистами из разных клубов у меня уже был.

- Каковы ваши обязанности в штабе Блохина?
- Слишком детально - «от сих до сих» - у нас это не расписано. Я вправе считать себя рабочим тренером. Или «полевым», если хотите. Направленность тренировкам задает Блохин, а я воплощаю его замыслы непосредственно на поле. Со свистком и секундомером. Предматчевая разминка тоже на моей совести.

- У вас есть возможность сравнивать: тренировки, которые предлагает футболистам Блохин, сильно отличаются от тренировок его предшественника?
- Методика подготовки команды, общая направленность тренировочной работы в принципе неизменны и идут еще от Лобановского. Ломать давно устоявшиеся и оправдавшие себя принципы не имеет смысла, особенно когда ты получаешь игроков в свое распоряжение на 4 - 5 дней. Другое дело - «начинка» упражнений, она у каждого тренера разная, это уже идет от собственного, незаемного опыта.

- Сборная Украины - без пяти минут победитель второй европейской отборочной группы ЧМ-2006 - оказалась в фокусе всеобщего внимания. На ваш взгляд, что предопределило столь уверенный марш?
- Сумма достоинств любой команды складывается из многих компонентов. Я же хочу акцентировать внимание на одном: в сборной Украины на редкость безболезненно произошла смена поколений. Еще в прошлом отборочном цикле эту команду сложно было представить без Лужного, Реброва, Головко, Попова, Старостяка... Считалось, что тяжело будет их заменить и на это уйдет не один сезон. Однако нашлись молодые честолюбивые ребята с огнем в глазах, готовые набивать синяки и шишки, но с пути не сворачивать. И как все изменилось!

 
Юрий Юрис, Спорт Экспресс, 2005 год.


Вернуться к странице игрока >>
 
25 сентября

В 1913 г. Второй по результативности футболист в мировой истории Йозеф Бицан.

В 1955 г. Один из лучших бельгийских полузащитников 70-80-х, обладатель трех еврокубков Людо Коэк.

В 1960 г. Лучший футболист Европы 1986 года Игорь Беланов.

В 1961 г. Ключевой игрок «Ливерпуля» 80-х годов, затем - тренер Ронни Велан.

В 1965 г. Лучший футболист Испании 1990 года Мартин Васкес.

В 1974 г. Французский опорный полузащитник, обладатель двух Кубков Конфедераций и двух Скудетто Оливье Дакур.

В 1976 г. Лучший футболист Португалии 2001 года, игрок «Кельна» Арманду Петит.

В 1983 г. Лучший футболист Португалии 2005, 2006 годов, игрок «Бешикташа» Рикарду Куарежма.

 

В 1978 г. Чемпион мира 1934 года Луиджи Аллеманди.

 

Над сайтом работают Дмитрий Гребенщиков и Виталий Клышко. Создание, разработка и поддержка - студия дизайна и веб-разработок "Палец".
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт "Футболисты мира" обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
В случае нарушения авторских прав и обнаружении неточностей просим сообщить нам.
Академическая гребля Украины