Футболисты мира - www.footballplayers.ru - Кривоногий индеец из другого мира.

Футболисты мира - www.footballplayers.ru
 

ПОИСК ПО САЙТУ

Расширенный поиск
 

TRANSLATE  


Всего на сайте: 2231 игрок.

www.footballplayers.ru - Футболисты мира

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z 

Кривоногий индеец из другого мира

История Гарринчи, имевшая, к сожалению, трагичный конец, - это история человека, жившего не в своем мире. Подавляющее большинство футбольных звезд торопится использовать период своего расцвета для наживы. Многие из них превращаются в ловких и оборотистых бизнесменов. Действительно, грех, казалось бы, не использовать свое имя, чтобы обеспечить себе безбедное постфутбольное будущее. Так делают все здравомыслящие люди.

Не поддающийся дрессировке


Гарринча был «белой вороной». Он не понимал, как это использовать игру в футбол ради обогащения? Разве в футбол играют не ради удовольствия? Очень наглядным выглядит противопоставление Пеле и Гарринчи. Начинали оба примерно одинаково — были выходцами из бедных семей, стали всемирно знаменитыми после чемпионата мира 1958 года, обеспечили себе неувядаемую славу. Но со временем пути их начали расходиться. В то время как Пеле умело раскручивал свой имидж (даже в России он мило улыбается с экрана, уверяя: «Все лучшее, что есть в Бразилии, называется Пеле. Да и в мире тоже»), то Гарринча как был голытьбой в юности, так и закончил карьеру, не имея ни гроша в кармане. Доходило даже до парадокса: при расставании с ним клуб «Ботафого» — тот самый, который полтора десятка лет делал на нем деньги, — объявил ему, что он клубу должен. Невероятно, но факт! Но в этом вся суть Гарринчи.
«Гарринча» — это слово из индейского наречия. Оно означает птичку, обитающую в Бразилии. А вообще-то его настоящее имя Мануэл Франсиско дос Сантос, или Манэ, если просто.

Индейская кровь, которая текла в жилах Гарринчи, и была причиной его трагедии. Он — потомок представителей небольшого племени фулнио, обитавшего некогда на склонах горного хребта Баррига в штате Алагоас. И хотя дед Манэ переселился в пригород Рио-де-Жанейро — Пау-Гранде еще во второй половине XIX века, его внук не сумел впитать в себя рационализм цивилизации. Гарринча жил по понятиям, генетически унаследованным от предков-индейцев, и, как они, был абсолютно «неперевоспитуемым» человеком.
Семья Гарринчи жила в крайней нищете. Он был четвертым ребенком в многочисленной семье сторожа. Отец и сестра его скоропостижно умерли от болезней и голода. Лишь чудом не постигла та же участь и самого Манэ. Его образование составило полтора класса начальной школы, после чего он пошел работать на местную текстильную фабрику.

Там же, в команде этой фабрики, он начал играть в футбол. Когда ему было 19 лет, молва о его таланте дошла до тренера «Ботафого» Жентила Кардозо, который отправил в Пау-Гранде помощника посмотреть на самородка.

Посмотреть было на что. Все в Гарринче было необычно и самобытно. Удивляли его мощные дугообразные ноги. Невооруженным глазом было видно, что они имели разную длину. Позже на медкомиссии их измерили, и оказалось, что левая длиннее правой на шесть сантиметров. Врачи разводили руками и говорили, что с таким дефектом не только нельзя играть в футбол, но и ходить следует осторожно.
И вот такое «чудо» привели к Жентилу Кардозо. Другой бы, увидев, что у него «и глаз подбит, и ноги разные», отправил его восвояси. Но Жентил дал Гарринче шанс — допустил к двусторонней игре, причем персонально играл против него на левом фланге защиты такой корифей, как Нилтон Сантос.

Корифей, как гласит легенда, раз за разом попадался на один и тот же финт Гарринчи, как младенец. Тогда еще никто не знал, что от этого финта, в котором Манэ гениально использовал свой природный дефект — кривоногость, — не найдет противоядия ни один защитник мира.
Нилтон Сантос был всенародно поднят на смех. «Но вместо того чтобы обидеться, он подошел ко мне и сказал: «Молодец, парень!» — вспоминал на закате своей жизни Гарринча. — Он стал моим крестным отцом в футболе. И если бы на моем пути встречалось побольше таких людей, как Нилтон, я не пережил бы столько несчастья».

Кривые ноги — тоже козырь


В первом же матче за «Ботафого» Гарринча открыл счет своим голам. Это был товарищеский матч против «Авелры» 21 июня 1953 года. В общей сложности за карьеру он забил в 717 встречах 282 гола. Не так много по сравнению с другими, особенно Пеле. Но засевать голы и не было его первейшей обязанностью. Играя на правом крае, он в основном снабжал острыми передачами центрфорвардов. Пеле и другие асы — Вава, Амарилдо и Куарентинья — много раз пользовались «снарядами», которые он без устали подносил.

Гарринча ни разу не забил больше чем три мяча в одном матче. Хет-триков на его счету было-10 шесть, дублей — 42. На первом для себя чемпионате мира (1958 года в Швеции) он не смог отличиться ни единожды, хотя был пригнан одним из главных героев турнира.
Его бесполезно было чему-то учить не только в жизни, но и на поле. Наилучшим способом использовать его в интересах команды, было просто дать ему возможность делать то, что ему заблагорассудится. В «Ботафого» Гарринче по большей части везло с тренерами: и Жентил Кардозо, и Жоан Салданья. который руководил клубом в 60-х годах. поняли основной принцип общения с ним. Салданья на первой же тренировке сказал игрокам: «Видите ту правую зону поля? Так вот, я хочу, чтобы никого из вас там не было. Это зона Манэ. И пускай он делает там, что хочет».

А вот Висенте Феоле, тренеру сборной, оригинальный стиль Гарринчи не сразу пришелся по нутру. Его чрезмерный индивидуализм путал ему все схемы, и он отводил ему поначалу только роль резервиста. Основным правым краем в Швецию ехал другой игрок — Жоэл. Но у Жоэла игра не пошла, и после двух первых матчей в команде состоялся заговор ветеранов во главе с Диди и Нилтоном Сантосом. Они, а также примкнувший к ним врач Гослинг уговорили Феолу поменять состав, причем прибегли к хитрости, уговорив Жоэла симулировать травму.
Не повезло сборной СССР: это ей первой пришлось испытать на себе силу обновленной бразильской команды, в которой появились одновременно и Пеле, и Гарринча. Манэ уже на первых минутах шокировал нашу защиту двумя попаданиями в штангу, после чего сделал две голевые передачи Вава. Бразилия победила 2:0.

После бурных ночей ему забивалось лучше


Будучи до крайности романтичной натурой, Гарринча имел особенность показывать особенно вдохновенный футбол тогда, когда затеивал очередной роман. Если на кого-то бурные любовные возлияния и действовали негативно в плане игровой формы, то только не на него.
Особенно показателен в этом отношении был чемпионат мира 1962 года в Чили. Пока шел групповой турнир, Гарринча не показывал ничего особенного. Однако стоило в лагере бразильцев появиться известной бразильской эстрадной звезде Элзе Суарес, как тот, будто голодный пес, словно с цепи сорвался.

Дело обстояло так. В матче третьего тура Бразилия при немалой помощи чилийского судьи Бустаманте добилась трудной победы над Испанией (2:1) и вышла в четвертьфинал. Руководство сборной решило в честь выполнения промежуточной задачи дать игрокам возможность немного «расслабиться».

Вот тут Гарринча и начал отрываться по полной программе. После того как он заперся в номере с Элзой Суарес, оттуда на протяжении целых суток неслись стоны и мерное поскрипывание кровати. Их роман начался настолько бурно, что стал беспокоить всю бразильскую делегацию.
Приближался четвертьфинальный матч с сильным соперником — Англией, а Гарринча так и не отрывался от своего «тренажера», игнорируя традиционные методы подготовки к играм. Словом, тренеры начали подумывать о том, что надо бы что-то предпринять, ведь под угрозу ставились единство и дисциплина в команде.
Пеле уже выбыл по ходу турнира из-за травмы, а если еще и Гарринча забудет о футболе — пиши пропало.
Дело осложнялось еще и тем, что у Манэ в Бразилии была жена по имени Наир. Нужно было еще заботиться о том, чтобы нежелательные слухи не дошли до ее ушей.

Дабы Гарринча не отлучался втихаря из отеля для встреч с Элзой (он ведь все равно делал бы это), руководство разрешило ей переехать в отель, где жили футболисты. Жизнь показала, что это был абсолютно правильный шаг, ибо Манэ, воспаривший от нахлынувших чувств, провел и четверть-, и полуфинальные поединки так, как не играл никогда в жизни. Он без устали носился по полю, обводил, бил и забивал. «То, что он выделывал с мячом своими кривыми ногами, не смогли бы повторить руками даже баскетболисты», — писала одна из чилийских газет.

Гарринча забил англичанам два гола и создал еще с десяток голевых ситуаций. Первый его мяч был забит головой, что случалось с ним вообще-то крайне редко: однажды в детстве, принимая на голову тяжелый, мокрый, с налипшей грязью мяч, он потерял сознание и с тех пор не мог избавиться от комплекса. Но в тот день он забыл обо всем, вклинился между двумя защитниками и вколотил мяч так, что вратарь Рон Спрингетт не успел среагировать. Во втором случае Гарринча мастерски подсек мяч, и тот по красивой траектории опустился в сетку. «А мы-то думали, что «сухим листом» владеет только Диди», — сокрушалась английская пресса. Бразильцы победили 3:1, причем и третий гол сделал он—дошел до штрафной и выложил мяч под удар Вава.

Удален за пинок под зад, но оправдан


Еще два гола Гарринча отгрузил в полуфинале чилийцам. Но хозяевам испокон веков подсуживали, и так было в тот раз. За 10 минут до конца, когда счет был 4:2 в пользу Бразилии, перуанский судья с японской фамилией Ямасаки выгнал с поля за очевидный фол чилийца Ландо. И тут же, чтобы уравнять составы, он отправил в раздевалку Гарринчу.
Этому предшествовала забавная сценка. Гарринче так часто доставалось от своего опекуна Рохаса, что в какой-то момент он не выдержал и решил дать сдачи. Встал с земли и погнался за обидчиком. Тот бросился наутек. Манэ настиг его и дал легкого пинка. Скорее в шутку, чем со злобы. Во всяком случае, чилийцы разразились, глядя на это, смехом — комизм эпизоду придавала колченогость Гарринчи,— а сами участники сцены готовы были пожать друг другу руки.

И в это время Ямасаки показал жестом, что Гарринча должен покинуть поле. Более того, брошенная с трибун бутылка угодила ему в голову. Пришлось наложить несколько швов. Бразильская делегация пребывала в унынии: каждое удаление в то время считалось чрезвычайным происшествием, и проштрафившегося игрока непременно отстраняли на несколько игр. Это значило, что самый важный, финальный матч против Чехословакии бразильцы должны были бы провести без своего лидера.

Но тут произошло невероятное: в результате заседания дисциплинарной комиссии Гарринча был полностью оправдан! Его удаление было признано грубой судейской ошибкой, и Манэ избежал дисквалификации. Не только бразильцами, но чилийскими зрителями это решение было встречено с большим энтузиазмом, и его появление на поле перед финальным поединком было встречено овацией.
Хотя чехам Гарринча не забил, благополучный исход дела, безусловно, повлиял на моральное состояние команды, и она добилась победы —3:1.

И последней билет не выиграл


В 1963 году Гарринча начинает испытывать проблемы с ногами. Многочисленные удары по ногам все более дают о себе знать, его игра идет на убыль, и люди, прежде его боготворившие, отворачиваются от него. В 1965-м «Ботафого» безжалостно выбросил его как отработанный материал. Остаток карьеры он провел в «Коринтиансе», «Фламенго» и «Оларии», но это были только судорожные попытки продлить выступления.

Свой последний гол, играя за «Оларию», он забил 23 марта 1972 года в ворота третьеразрядного «Комерсьяла» из Сан-Паулу. Несколько позже он, 39-летний, в последний раз вышел на поле в официальном матче. Соперником «Оларии» был... «Ботафого».
19 декабря 1973 года состоялись проводы Гарринчи. В присутствии 130 тысяч зрителей на «Маракане» ветераны бразильского футбола провели матч, все средства от которого перечислили ему.

Интересно, что в его прощальном матче приняли участие трое наших игроков — Онищенко, Ловчев и Ольшанский, которые в те дни находились в Рио вместе со сборной клубов СССР.

Эти средства не сильно помогли ему. К тому же он потратил почти все, что имел, в результате развода с Наир, от брака с которой у него было 8 дочерей. Он на девять лет исчез со сцены, и только в 1982 году вдруг выяснилось, что он живет в нищенской лачуге на окраине Рио, страдает депрессией и хроническим алкоголизмом. Спасать его было уже поздно: Гарринча, «радость народа», как его называли в Бразилии, быстро угасал. 20 января 1983 года его доставили на «скорой помощи» в больничную палату, где он заснул и больше не проснулся.
Последняя жена Гарринчи — Вандерлея — рассказала журналистам о том, что за день до смерти он купил лотерейный билет, заполнил его и сказал, что, когда состоится тираж, его уже не будет. Билет этот так и не выиграл.

Не так давно бразильский журналист Руй Кастро опубликовал биографию Гарринчи под названием «Одинокая звезда». Одна пикантная деталь из этой книги — а именно сообщение автором длины полового члена Манэ — вызвала протесты у родственников знаменитого футболиста.
Получилось прямо как в поэме «Лука Мудищев»:

Он к нищете своей безмерной
Имел еще одну беду —
Величины неимоверной
Семивершковую елду.


Ну, семь не семь, а четыре вершка, что тоже немало, в достоинстве Гарринчи укладывались. 25 сантиметров — таков был размер его «орудия», если верить Кастро. Семья Манэ усмотрела в предании гласности этого факта (снабженного красочными рассказами о том, каким неистовым он был любовником) осквернение его памяти. А может, просто захотела По-легкому срубить деньжат. Словом, подала она в суд на Руя Кастро. Да только промахнулась. Не того образа мыслей оказался судья, сеньор Жоао Вехби Диб. «Как, вы говорите, в книге представлен ваш покойный родственник? — сказал он на слушании дела. — Секс-машиной? Обладателем длинного члена? Ну, так гордиться вам следует, уважаемые. Гордиться — а вы жалуетесь! Или вам неизвестно, что в нашей стране большой пенис считается предметом гордости? Размеры «агрегата» и потенция не идут рука об руку, но любой настоящий бразилец мечтает о том, чтобы у него было как то, так и другое!»

 
Автор: Игорь Гольдес, главный редактор журнала Весь футбол, рассказ из цикла «100 легенд мирового футбола»


Вернуться к странице игрока >>
 
15 декабря

В 1951 г. Один из лучших шотландских нападающих 70-х годов Джо Джордан.

В 1952 г. Лучший футболист Европы 1977 года, единственный, кто забивал голы в финальных матчах всех еврокубков Аллан Симонсен.

В 1958 г. Лучший футболист Африки 1987 года, звезда алжирского футбола Рабах Маджер.

В 1975 г. Лучший футболист Румынии 2001 года, сейчас - тренер Космин Контра.

В 1981 г. Нападающий «Тоттенхэм Хотспур» и сборной России Роман Павлюченко.

В 1984 г. Лучший футболист Словакии 2007, 2008 годов, защитник «Ливерпуля» Мартин Шкртел.

 

1995 г. Европейский суд по правам человека вынес решающий вердикт по "Делу Босмана". Футболист выиграл право покидать свою команду после окончания контракта. Были отменены трансферные суммы за игроков с завершившимся контрактом и какие-либо ограничения на переход

 

Над сайтом работают Дмитрий Гребенщиков и Виталий Клышко. Создание, разработка и поддержка - студия дизайна и веб-разработок "Палец".
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт "Футболисты мира" обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
В случае нарушения авторских прав и обнаружении неточностей просим сообщить нам.
Академическая гребля Украины