Футболисты мира - www.footballplayers.ru - Одинокая звезда.

Футболисты мира - www.footballplayers.ru
 

ПОИСК ПО САЙТУ

Расширенный поиск
 

TRANSLATE  


Всего на сайте: 2231 игрок.

www.footballplayers.ru - Футболисты мира

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z 

Одинокая звезда

Референдум МФИСФ признал Веа футболистом Африки номер один всех времен. Он опередил с небольшим отрывом Роже Миллу и Абеди Пеле.

От нищеты — к славе


Какую из звезд Черного континента ни возьми, биография будет начинаться однотипно: родился в многодетной семье, рос в нищете, гонял мяч или некое его подобие на улице. В отношении Веа все это не только верно, но и возведено в крайнюю степень.
Его семья была не просто многодетной, а сверхмногодетной — она насчитывала 15 братьев и сестер. Отец и мать Джорджа принадлежали разным племенам — кру и басса. Когда ему было всего три месяца, он был передан на воспитание бабушке по материнской линии Эмме, на шее которой и без того уже висело 13 (!) детишек. Естественно, нищета тоже была крайней, а о каком-либо воспитании речь не шла.
Веа, человек по натуре весьма религиозный, вспоминает, что переломным для него стал 1982 год: «Мне было 1б лет, когда я вдруг осознал себя отвергнутым всем миром. Я пришел домой, бросился на колени и долго молился. А потом почувствовал на шее нежные объятия бабушки Эммы. С тех пор я стал другим».

Иногда уличные команды, за которые выступал Джордж, играли на деньги. Поэтому разучивание технических приемов и тренировка ударов по воротам превратилась для него в способ обеспечить выживание семьи. Суровое детство наложило отпечаток на его поведение в дальнейшем — он походил на странствующего рыцаря или наемника.

Выживание — это было главное слово его детства. Символично, что даже первая организованная команда, в которую он пришел 15-летним подростком, называлась «Янг Сюрвайверс» (Юные выжившие). Она базировалась в Клертауне, пригороде Монровии, и выступала в третьем дивизионе чемпионата Либерии. Благодаря мастерству Джорджа, отточенному в баталиях уличного футбола, «Выжившие» поднялись во второй дивизион. Загорелись целью с наскока попасть и в первый, но этого добиться не удалось.
Тогда Джордж, движимый желанием играть за более сильный клуб, ушел в 1984 году в «Бонг-Ранг», провинциальную шахтерскую команду из высшей лиги. Нои там он не задержался более года. В 1985-м он вернулся в столицу Монровию и оказался на распутье, в какой из двух сильнейших клубов города перейти — «Майти Баролле» или «Инвинсибл Илевен».

Дело в том, что эти клубы представляют две этнические группы либерийского населения — аборигенов и конгос.
С тех пор как конгос, то есть негроиды, прибывшие из Америки, начали обживать в середине XIX века здешние земли, в Либерии началась и их вражда с местными исконными племенами. Относительно богатые конгос и более бедные аборигены время от времени берутся за оружие, выясняя отношения друг с другом, и это продолжается по настоящее время.
Веа провел всего два матча за аборигенов из «Майти Баролле» (возможно, потому он выбрал сначала этот клуб, что за него тогда играл его племянник Джеймс Дебба, позже перешедший в «Монако»), а затем переметнулся в стан конгос из «Инвинсибл Илевен», которые были в состоянии платить ему больше. В составе «Одиннадцати непобедимых» он стал в 1986 году лучшим снайпером лиги, а через год—чемпионом Либерии.
Его прозвали Оппонгом, что означает на местном наречии что-то для нас непонятное, но явно уважительное. На слух это слово воспринимается как некий «оппозиционный Кинг-Конг».

Идейный борец за денежные знаки


В начале 1988 года с Веа произошел конфуз. В Монровии состоялся товарищеский турнир. Один из участвовавших в нем клубов — камерунский «Тоннер» — предложил ему контракт. Однако едва появившись в камерунской столице Яунде, Веа внезапно вылетел в Абиджан, столицу Кот-дИвуара. Оказалось, что президент местной «Африки Спорте» соблазнил его вдвое большей зарплатой.
В связи с этим разразился крупный скандал, в результате чего «Тоннер» вынудил-таки Джорджа отрабатывать контракт. С «Тоннером» он тоже моментально стал национальным чемпионом.

На самом деле Веа, который излишне торопился забраться побыстрее вверх по карьерной лестнице, нужно было просто немного запастись терпением, ибо его мастерство настолько бросалось в глаза, что выгодное предложение все равно не заставило бы себя ждать.
Оно уже летом 1988 года последовало от «Монако», которому сосватал молодого центрфорварда тогдашний тренер сборной Камеруна француз Клод Леруа. С монегасками Веа заключил трехлетний контракт.

В « Монако» ему повезло с учителями. Тренер Арсен Венгер и ведущий игрок клуба Гленн Ходдл взяли его под свою опеку и помогли адаптироваться к новым условиям. Веа дебютировал во французском чемпионате матчем против «Осера» в августе 1988-го. Его талантище нуждался в шлифовке: поначалу он слишком неохотно расставался с мячом, и понятие «оборонительные обязанности» было для него чем-то совершенно посторонним.

В первом своем европейском сезоне Веа достиг с «Монако» финала Кубка Франции. Но вдохновенная игра суперфорварда «Марселя» Жан-Пьера Папена не позволила монегаскам заполучить трофей. «Марсель» победил 4:3. Два года спустя, 8 июня 1991 года, на «Парк де Пренс» состоялся реванш. В повторном финале между этими командами верх взял «Монако» (1:0), в рядах которого тогда бок о бок с Веа действовали Юсуф Фофана, Юрий Джоркаефф, Франк Созе и Эмманюэль Пети.

Вскоре Веа обосновался на «Парк де Пренс» капитально, перейдя в ПСЖ летом 1992 года. Там он за три года завоевал три престижных национальных титула — Кубки в 1993 и 1995 годах, чемпионство в 1994-м. Благодаря великолепному атакующему дуэту Жинола — Веа парижане совершили несколько подвигов и в Европе, обыгрывая в эффектном стиле «Реал» и «Баварию». Но полуфинальная стадия каждый раз становилась для них предельной планкой из-за того, что она играла роковую роль для Веа.

В 1994 году, когда ПСЖ сошелся в полуфинале Кубка кубков с «Арсеналом», случилась у Мистера Джорджа (еще одно его прозвище) ссора с тренером Артуром Жоржи. Португалец со злости не поставил его в состав и тем подвел команду.
Через год, когда ПСЖ претендовал на выигрыш Лиги чемпионов, Веа вновь не смог сыграть в полуфинале с «Миланом», но уже подругой причине — этического характера: к тому времени он уже подписал контракт с «Миланом». Без своего лучшего игрока парижане уступили, но Веа так и остался лучшим бомбардиром розыгрыша с семью мячами.

Расстаться с Францией Джорджу пришлось не только из финансовых соображений. Сразу, как только он сюда приехал, полицейские его останавливали почти на каждом перекрестке. «Белый на «мерседесе» — это бизнесмен, черный на «мерседесе» — обязательно наркокурьер», — говорил по этому поводу Веа. Болельщики ПСЖ рисовали свастики, рядом с которыми писали: «Веа, ты нам не нужен!»
Во Франции он так и остался чужим: жил все время в гостинице, говорил только по-английски и всем своим видом показывал, что по-французски совсем ничего не понимает и понимать не хочет. Это не помешало ему, впрочем, принять французское гражданство. За время пребывания во Франции он женился на Клар и обзавелся двумя детьми, один из которых—Джордж-младший — играет сейчас в футбол в детской школе.
Его переход в «Милан» осуществлялся в обстановке таинственности. Точный размер суммы, в которую он обошелся Сильвио Берлускони, обнародован не был. Его трансфер стал частью большой сделки между двумя мощными корпорациями массмедиа двух стран.

1995 год стал пиком карьеры Веа. Европа сходила по нему с ума, и создалось впечатление, что специально под него «Франс футбол» принял поправку в регламент определения обладателя «Золотого мяча»: отныне в конкурсе дозволялось участвовать и представителям других континентов, если они играют в Европе. Веа первым этой поправкой и воспользовался. А заодно стал первым футболистом в истории, которого избрали игроком года одновременно на двух континентах — в Европе и Африке.

Разбив лицо Жоржи Коште, получил приз «Фэйр плей»


Как бы успешно ни развивалась его карьера, Веа никогда не забывал, откуда он родом. В Милане на стене своего дома он выбил большую надпись «Coach Panpee», в честь первого своего тренера. Приехав в Монровию и показав Панпи фотографию, он растрогал до слез своего бывшего наставника.
В память о босоногом детстве Веа собрал в своем доме 400 пар бутс. В Монровии он открыл футбольный клуб, который назвал «Джуниор Профешнл», и школу, посвятив ее отцу Вильяму.

Веа относится к той категории игроков, которые в силу слабости сборной своей страны обречены блистать только на клубном уровне. Прозвище «Одинокая звезда», данное либерийской сборной задолго до Веа, применительно к нему оказалось пророчески издевательским.
Из-за того, что в 90-х годах в Либерии с новой силой разгорелась гражданская война (которая унесла жизни одного из братьев Веа и многих его друзей), сборная влачила совершенно жалкое существование. Надо отдать должное Джорджу — как настоящий Оппонг, он предпринял титанические усилия по поднятию «Одинокой звезды». Он на свои деньги кормил, одевал и возил команду на игры. Благодаря ему она в кои-то веки пробилась в финальный турнир Кубка Африки-96. Там, правда, ничего особого не показала. Оно и понятно: сколько можно тянуть лямку в одиночку.

Но усилия Веа восхитили всех, и в первую очередь чиновников ФИФА, которые представили его к трофею «Фэйр плей» за 1996 год. Приз должны были вручить на церемонии в январе 1997-го, однако в ноябре 1996-го с Веа приключился новый конфуз. После окончания матча Лиги чемпионов между «Порту» и «Миланом» он, оказавшись в туннеле вместе с португальцем Жоржи Коштой, боднул его в лицо с такой силой, что разбил ему бровь. Со стороны поступок казался совершенно возмутительным, и либерийцу вкачали шестиматчевую дисквалификацию.

Какой тут, спрашивается, «Фэйр плей»? Но нет, пересматривать решение относительно Веа чиновники ФИФА не стали, рассудив, видимо, что Джордж — парень в принципе не злой, честный и симпатичный и просто так бить по морде не будет. По версии Веа Жоржи Кошта вывел его из себя расистскими высказываниями.

Интересно, что отбывание им дисквалификации растянулось аж на три года. Дело в том, что после инцидента с разбитой бровью «Милан» провел только один лигочемпионский матч в сезоне 1996/97, с позором выбыв уже после первого этапа. Следующие два евросезонаон пропустил, поскольку занимал слишком низкие места в серии А. Красно-черные вернулись в Лигу чемпионов в сезоне 1999/2000 и снова выбыли после первого же группового турнира. Веа вынужден был пропустить первые пять матчей, вышел только в последнем, шестом, забил гол — но его клуб это уже не спасло.

При полном провале на европейской арене «Милан» не без помощи Веа дважды сумел выиграть серию А — в 1996 и 1999 годах. Таким образом, Джордж собрал пять титулов национального чемпиона в четырех разных странах, повторив мировой рекорд аргентинца Морено (позже повторенный также боливийцем Эчеверри). У него еще есть шанс подняться на новую ступень — если он сумеет стать чемпионом и в Объединенных Арабских Эмиратах, где выступает с 2001 года за «Аль-Джазиру».

Совет для Шевченко


В «Милане» не все у него сразу пошло гладко. Наблюдая за его привычкой неспешно перемещаться по полю, Фабио Капелло недоумевал: «Кого мы привели? Камергера?» В матче за Трофей Берлускони Веа не забил решающий пенальти, и в тот же вечер за ужином ему пришлось выслушать примерно такую же колкую реплику от самого Сильвио Берлускони: «Кого же мы привели, хотел бы я знать!»
Но все быстро образовалось. Веа в первом же матче серии А против «Падовы» открыл счет своим голам, а вскоре, 3 декабря 1995 года, выдал гол-шедевр в матче с «Лацио». За 4 минуты до конца при счете 0:0 он подобрал мяч в центре поля. Перед ним не было никого из партнеров, только три защитника «Лацио» и вратарь Манчини. Что делать? Ждать, когда поспеет помощь? Нет, Джордж пошел напролом сам, оставил позади себя Марколина, пробросил мяч между Бергоди и Нестой, догнал мяч и опередил вышедшего из ворот кипера. Мяч затрепыхал в сетке.

Но еще более необычный гол он забил 8 сентября 1996 года «Вероне». Получилось примерно то же самое, только мяч он подобрал в своей штрафной, а обвел по дороге к противоположным воротам полкоманды соперников.
Красно-черная тифозерия любила Веа. Переживала за него, когда он 26 февраля 1996 года оказался на волосок от гибели, попав в автомобильную аварию на мокрой от дождя трассе. Ему несказанно повезло в том, что он отделался легкими ушибами.
Веа неизменно пользовался в Милане и среди партнеров очень высоким авторитетом. Особенно крепкая дружба связывала его с Марко Симоне. Пока он ждал, когда у него появится собственное жилье, Веа поселился в доме у Симоне. В первую ночь попросил Марко кинуть ему на пол подстилку и так на полу и заснул. На вторую ночь Симоне уговорил его лечь на диване, а на третью он уже сам перелег на диван, а Веа отдал в пользование свою кровать.

Симоне и Веа первыми стали обувать на себя бутсы нетрадиционного цвета: первый — белого, второй — красного. Обоих объединяла страсть к баскетболу. Веа заразился ею в США — с этой страной его стало многое связывать после того, как часть его родственников переселилась туда, а сам он открыл в Нью-Йорке сеть быстрого питания и был избран послом ЮНИСЕФ. Было забавно смотреть, как маленький Симоне с 23-м номером (в честь Майкла Джордана) и могучий Веа сходятся один на один на баскетбольной площадке.
В скудетто 1999 года, несмотря на то, что он уже перестал ладить с тренером, Веа внес решающий вклад, забив 8 мая два мяча на поле «Ювентуса» и принеся своему клубу победу. Перед матчем вице-президент Галлиани говорил: «Если выиграем в Турине, титул будет наш». Так и оказалось.

С тех пор как клуб в 1998 году начал тренировать Альберто Дзаккерони, в его дотоле безупречных отношениях с «Миланом» что-то начало ломаться. Зак перестал ставить его в состав, не объясняя причин. Недоуменный Веа просил руководство клуба: раз, дескать, я становлюсь ненужным, отпустите меня в «Рому», которая мной интересуется. Но его не и. Отпустили только в январе 2000 года в «Челси», который арендовал его на взяв на себя обязательство выплатить половину из причитающейся либерийцу зарплаты в 5 миллионов лир.
Он надеялся, что лондонцы предложат ему себя и дальше, но такого предложения не последовало. С другой стороны, и в «Милане» ему уже не светило попасть в основной состав. В итоге «Милан» проявил сострадание к ветерану и согласился аннулировать его контракт, который действовал до 2001 года.

Он сказал нам, что хочет играть постоянной гарантии мы ему дать не смогли, - сказал вице-президент «Милана» Адриано Галиани. — Это грустный для нас всех день: мы расстаемся с человеком, который стал частью славной истории клуба. Мы не забудем, что Веа сыграл решающую роль в завоевании нами двух скудетто».

Веа простился с «Миланом» не без горечи, а прощаясь, отдельно поговорил с Андреем Шевченко. Чувствовал потребность дать ему напутствие более опытного человека — так, как в свое время его, 22-летнего пришельца из «третьего мира», напутствовал в «Монако» Гленн Ходдл. Веа посоветовал Шеве постараться хотя бы раз выиграть «Золотой мяч».

Сезон 2000/01 он начал в составе «Манчестер Сити». Начал с очередного конфуза: в подкате нанес травму ветерану МЮ Денису Ирвину в матче, который и был устроен ради чествования 10-летнего служения «Юнайтед» этого игрока. Ирвин вынужден был покинуть поле, а тренер МС Джо Роил прокомментировал эпизод с юмором: «Делать подкаты не входит в контракт Джорджа».
Этот инцидент стал прелюдией к скорому расставанию Веа с «Манчестер Сити». В ходе сезона он дал согласие на переход в «Марсель». Предполагалось, что остаток карьеры он поедет доигрывать в американскую МLS, но маршрут получился совсем иным. «Мистер Джордж» отправился на Ближний Восток — в Эмираты.

На родину больше ни ногой


После того как сборная Либерии сошла с дистанции на Кубке Африки-2002, Веа выступил в прессе с откровениями, обвинив правительство своей родной страны в том, что оно покушается на его жизнь, и заявив, что вернется в Либерию только после того, как там сменится власть. И что за сборную он впредь выступать не собирается.
Причиной, почему он стал неугоден властям, Веа считает свою огромную популярность среди простых либерийцев. Чарльз Тэйлор, глава правительства, будто бы видит в нем политического противника, и это вызывает в нем зависть. «У меня есть трое детей, которым еще нужно вырасти и закончить школу, — говорит Веа. — Я не хочу, чтобы кто-то пришел и убил меня из-за моей популярности. У меня и так уже сожгли дом и отобрали магазины, которыми я владел. Пребывание в Либерии становится небезопасным, я не хочу, чтобы со мной что-то произошло, прежде чем дети не вырастут».

С предыдущим президентом страны Самюэлем Доэ, убитым в 1990 году, у Веа были прекрасные отношения, и бывший лучший футболист мира уверен, что этот фактор сейчас работает против него. Доэ был убит вследствие гражданской войны, развязанной Чарльзом Тэйлором и длившейся семь лет. Международные организации, включая ООН, обвиняют, кстати, Тэйлора в поддержке гражданской войны в соседней Сьерра-Леоне и извлечении выгоды от контрабанды алмазов в этой стране.
«Я был хорошо знаком с Доэ, был с ним на дружеской ноге, и это нормально для капитана национальной сборной, — продолжает Веа. — Доэ не чувствовал дискомфорта от моей популярности. Он, напротив, помогал мне строить команду. А вот Тэйлора она просто бесит. Он крайне завистлив. Он думает, что я сам мечу в кресло президента. Доэ так никогда не думал. Он мыслил с другой позиции: с той, что я приношу стране позитивный имидж. И потому он стремился мне помочь.

Я как-то прочитал в газете, что Даниэль Амокачи объявил о своем желании после завершения футбольной карьеры стать президентом Нигерии. И кто его за это собирается убить? Там, в Нигерии, демократия. Во всех конституциях записано, что любой гражданин имеет право стать президентом. Я не политик. И не хочу быть политическим инструментом. Но футбол поневоле становится политическим орудием. Президент Либерии против нас, правительство против нас. Они завидуют нам, игрокам. Мы не заслуживаем этого. Я ухожу и как игрок, и как технический директор сборной. Ухожу просто потому, что не могу больше приехать в Либерию. Вернусь, когда обстановка изменится. Жизнь мне дорога. Если что со мной случится, люди поплачут неделю — и все. А мои дети потом будут страдать долгие годы».

Веа собирается поселиться в Нью-Йорке, в шикарном особняке на Лонг-Айленде, который будет достроен через четыре месяца. Участие Либерии в Кубке Африки было омрачено, как признается Веа, спорами вокруг денег. Его возмутило, что успехи «Одинокой звезды», которая едва не вышла в финальную стадию чемпионата мира и всего лишь во второй раз в истории пробилась на Кубок Африки, остались невознагражденными: «Мне лично не нужно денежное вознаграждение. Все, что я для Либерии делаю, я делаю бесплатно. Но обращение с командой в целом меня не может радовать. Мы пробились в Мали и не увидели никаких денег. Чудом не вышли на Японию и Корею — и снова шиш».

Игрокам была обещана премия в 15 тысяч долларов за выход в число 16 финалистов Кубка Африки. Не получив причитающегося, они подняли было бунт, который удалось уладить компромиссным решением: футболисты согласились на понижение бонуса до 6500 долларов. Но и этих денег они так и не получили.

 
Автор: Игорь Гольдес, главный редактор журнала Весь футбол, рассказ из цикла «100 легенд мирового футбола»


Вернуться к странице игрока >>
 
16 декабря

В 1952 г. Чемпион мира 1982 года Франческо Грациани.

В 1966 г. Английский полузащитник, звезда «Челси» 90-х Деннис Уайз.

 

2007 г. После победы на Чемпионате мира среди клубов "Милан" стал мировым рекордсменом по числу международных кубков - 18. Спустя год его догнал "Бока Хуниорс".

 

В 1959 г. В решающем матче 27-го Кубка Америки Уругвай - Аргентина 5:0 (Сильвейра 9-пен, 55-пен, Бергара 15, 64 Сасиа 25)

 

В 2008 г. Лучший футболист Болгарии 1958 года, 12-тикратный чемпион страны Манол Манолов.

 

Над сайтом работают Дмитрий Гребенщиков и Виталий Клышко. Создание, разработка и поддержка - студия дизайна и веб-разработок "Палец".
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт "Футболисты мира" обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
В случае нарушения авторских прав и обнаружении неточностей просим сообщить нам.
Академическая гребля Украины