Футболисты мира - www.footballplayers.ru - Забивающий алкоголик.

Футболисты мира - www.footballplayers.ru
 

ПОИСК ПО САЙТУ

Расширенный поиск
 

TRANSLATE  


Всего на сайте: 2231 игрок.

www.footballplayers.ru - Футболисты мира

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z 

Забивающий алкоголик

Бомбардирские подвиги

Гривз родился в Попларе — восточном квартале Лондона — в семье машиниста метро. Футбольные успехи сопровождали его со школьного возраста. Три года подряд он побеждал в школьном чемпионате. Когда ему стукнуло 15, скаут Джимми Томпсон привел его в «Челси», за юношескую команду которого он начал выступать с августа 1955 года. Через год с небольшим его перевели в резервную команду, а в мае 1957-го с ним был подписан профессиональный контракт. За один сезон Гривз забил 114 голов.

В августе того же года 17-летний вундеркинд дебютировал за «Челси» в матче чемпионата Англии. Соперниками были соседи из «Тоттенхэма». Они-то и пострадали первыми от разящей ноги Джимми. Интересной особенностью карьеры Гривза было то, что он всегда забивал в дебютных матчах — и за все клубы, в которых играл, и за сборные Англии всех уровней.

Подросток ворвался в элиту английского футбола без малейшей робости. Уже в первом своем сезоне (1957/58) он забил в чемпионате 22 гола в 35 матчах, а в следующем стал лучшим бомбардиром чемпионата (32 гола). 19 ноября 1960-го статистики констатировали, что Гривз стал самым юным футболистом, достигшим рубежа 100 мячей в первом английском дивизионе. Его возраст составлял в тот день 20 лет 261 день.

Когда он забил 200-й, ему было 23 года 290 дней — это тоже было рекордом, только уже не единоличным: Дикси Дин в «Эвертоне»до него достиг этой отметки ровно в таком же возрасте, день в день. Поразительное совпадение! В сезоне 1960/61 Гривз установил поныне здравствующий рекорд «Челси» по голам за сезон (43). Из этой суммы 41 был забит в чемпионате, что, как и шесть его хет-триков за один сезон, остаются недостижимыми вехами для послевоенного времени.

Разумеется, удавались Гривзу не только хет-трики, но и более крупные матчевые достижения—покеры, пента-трики. 26 декабря 1957 года он сделал «рождественский подарок» «Портсмуту» в виде четырех мячей. 8 декабря 1959-го «Челси» выиграл у «Престона» 5:4, и все пять мячей записал на свой счет Гривз. «Гривз, так временами казалось, играет сам с собой», — писали газеты. А вот как сам он вспоминает об этом матче: «Я был в то время немного задавакой и после того, как забил три гола и мы повели 3:0, с вызовом заявил своим: «Я свое дело сделал, теперь ваша очередь». Шла вторая половина второго тайма, но «Престону» удалось забить три в ответ. Питер Силлет, наш капитан, сказал мне: «Ну, Джимми, придется тебе снова поработать». Я забил четвертый гол — и расслабился. «Престон» сравнял счет — 4:4. Питер — снова ко мне: «Давай еще один. Этот уж наверняка будет последний». За мной не стало, я тут же выполнил «заказ», и мы победили».

В конце 1960 года Гривз разразился пятью мячами в ворота «Вест Бромвича» (7:1). А наиболее памятным для англичан стал его пента-трик в ворота «Вулверхэмптона» от 30 августа 1958 года. «Волки», имеющие в своих рядах выдающегося защитника Билли Райта, находились в зените славы. Они владели чемпионским титулом, который сумели сохранить за собой и в 1959-м. Но «Челси» разгромил их 6:2, причем Гривз помимо пяти засчитанных голов забил и красивый шестой гол, несправедливо отмененный из-за офсайда. Именно в тот день деморализованный Билли Райт принял решение закончить с футболом по окончании сезона.

Миланские злоключения

Бомбардирские подвиги Гривза не оказывали серьезного влияния на турнирные успехи команды. «Челси» отличался крайне авантюрной игрой, много забивая, но еще больше пропуская. «Однажды был случай, — вспоминает он, — когда мы проиграли 5:6. Надо было видеть, с какой злостью мой партнер по атаке Фрэнк Блан стоун запустил бутсами через всю раздевалку в сторону защитников. «Забей мы восемь голов, вы бы все равно пропустили девять, подонки!» — это было как крик души».

Упомянутая причина сыграла свою роль в том, что Гривз уже в 1961 году (летом) покинул «Челси». Но она не была главной. Дело в том, что футболисты в Англии еще были очень ущемлены в своих правах. Существовал потолок зарплаты, переступить который не мог никто. Он составлял всего 20 фунтов стерлингов в неделю. Правда, это правило доживало последние месяцы: уже осенью того же 1961 года профсоюз футболистов добился его отмены.

«Ньюкасл» предлагал Гривзу перейти к нему, обещая выплатить тысячу фунтов на личными и приработок торговца машинами, который составлял бы 50 фунтов в неделю. Но более выгодное предложение поступило из Италии — от «Милана». Красно-черные, пользуясь отменой эмбарго на иностранных футболистов, введенное летом 1961-го, соблазнили суперфорварда трехлетним контрактом и общей зарплатой 10 тысяч долларов. «Челси» получил за трансфер 80 тысяч долларов.

Было еще личное обстоятельство, подтолкнувшее Гривза и его жену Ирен к перемене обстановки. Незадолго до того у них умер от воспаления легких четырехмесячный сын Джимми-младший, второй ребенок в семье (до этого у них родилась дочь).

На прощание Гривз сделал для «Челси» еще один покер — в ворота «Ноттингем Форест», после чего болельщики подхватили его на руки и пронесли вокруг «Стамфорд Бриджа».

По условиям контракта с «Миланом» ему должно было быть выплачено по 3 тысячи долларов в год плюс тысяча сразу после подписания. Наэту тысячу он купил подержанный «ягуар», о чем позже жалел. Довольно быстро он стал крепко жалеть и о том, что затеял итальянскую авантюру.

Проблемы с «Миланом» начались сразу же. В середине июля у четы Гривзов должна была появиться на свет вторая дочь, и Ирен осталась рожать в Лондоне. По договоренности с клубом Джимми мог оставаться там же до 17 июля, ориентируясь на предполагаемую дату родов. Но малышка (ее назвали Митци) тянула с появлением на свет, и руководство «Милана», заподозрив, что Гривз его «динамит», пригрозила ему штрафом в 50 долларов за каждый день опоздания. Возмущенный Джимми ответил довольно резкой телеграммой. Так с самого начала в отношениях игрока и клуба пролегла трещина, которая в дальнейшем стремительно увеличивалась в размерах.

Гривза раздражали требования тренера Нерео Рокко. Об этом специалисте, пользовавшемся в Италии огромным авторитетом, он пишет в своей автобиографической книге крайне неуважительно: «Рокко был крупный, упитанный мужчина, страшный педант, а юмора у него было не больше, чем у разъяренного быка. Теперь, когда я вспоминаю прошлое, мне становится его жаль. Его работа заключалась в том, чтобы выжать из меня все, на что я был способен. Ноя не был в этом заинтересован!

Будь у него другая натура, он, возможно, нашел бы способ наладить наши взаимоотношения. Но он хотел во что бы то ни стало меня приручить. Рокко проводил тренировки в спортивном лагере, который больше был похож на тюрьму. Он считал, что если запереть (в буквальном смысле слова) всех вместе, то в команде возникнет дух коллективизма. Но наделе это при вело только к тому, что игроки до смерти всем надоели. Вдобавок английский язык Рокко был лишь чуточку лучше моего абсолютно нулевого итальянского, и мы обычно объяснялись жестами, как глухонемые.

Рокко сам заказывал мне еду и садился напротив, чтобы проследить, всели я съем. Он разрешал только две сигареты вдень. Я курил до «Милана» довольно мало, но в условиях диктатуры только и искал случая сделать лишнюю затяжку. Пиво считалось чуть ли не смертным грехом. Игрокам не нравилась такая жесткая дисциплина, но они настолько привыкли к ней, что считали ее неизбежной. Джанни Ривера, «золотой мальчик» кальчо, с растущим удивлением наблюдал за тем, как упорно я сопротивлялся системе: «Зачем ты борешься? Не легче ли сдаться и делать, как он хочет? Главное ведь — деньги, разве нет?»

Вряд ли он со своим знанием английского мог понять меня, когда я пытался объяснить, что ценю свободу выше всего и что никакие деньги не способны компенсировать ее потерю. Однажды ко мне приехал мой шурин Том. Мы сидели поздно вечером на бал коне отеля, где жила наша команда, и пили пиво, наслаждаясь минутами отдыха. Это моментально стало известно Рокко через одного из своих доносчиков. На следующий день ко мне в номер пришла пара рабочих и забила досками дверь на балкон. Я вышел из себя и сорвал их.

Рокко овладела навязчивая идея превратить меня еще в одного барана в своем стаде высокооплачиваемых, но несчастных футболистов. Он нарочно садился в холле нашего отеля, чтобы мне не удалось незаметно выскользнуть на свободу. Мы с Томом, рискуя жизнью, попытались обхитрить его. Мы вылезли из окна четвертого этажа, пошли по узкому карнизу вдоль стены, думая спуститься по пожарной лестнице. А Рокко в это время охранял главный вход.

Мы с Томом хихикали, как пацаны, радуясь, что обманули его. И тут перед нами возникла каменная стена: карниз привел в тупик. Однако нам удалось-таки выбраться из отеля с помощью другого трюка. Том специально заказал немеренное количество выпивки в номер, чтобы у Рокко глаза на лоб полезли. Пока он занимался аннулированием заказа, мы прокрались к черному ходу. Наш побег стоил мне 300 фунтов штрафа, но дело стоило того».

Еще более крупный штраф — 500 фунтов — выписали Гривзу за то, что он поехал с родственниками смотреть Венецию. В итальянской прессе этот эпизод преподносили как шедевр «наивных отмазок». Джимми вызвали на ковер к руководству, и там произошел такой диалог: «Почему вы направились в Венецию, а не в Милан, где вас ждали?» — «Место в самолете было только до Венеции».—«А почему вас через день задержали в Падуе?» (Эти два города рас положены рядом.) «Я хотел купить там пару бутс».

В общем, большая часть тех 4 тысяч фунтов, что Гривз получил при подписании контракта, ушла у него на выплату штрафов, перелеты в Англию и обратно и гонорары адвокатам, которые занимались вопросом его досрочного возвращения в Англию. Получилось, что за вычетом этих денег его заработок составил даже меньше, чем то, что он добывал в «Челси».

Гривз спал и видел вернуться на родину, тем более что там отменили правило максимальной зарплаты, и «Челси» теперь готов был платить ему аж 120фунтов в неделю. «Но я не спешил строить радужных планов, потому что знал, что «Милан» всегда и во всем действует как кровопийца, — пишет Гривз. — У меня вновь произошла с ним яростная стычка. Мне отказались вернуть мой паспорт после поездки в Югославию. Я обратился с жалобой в британское посольство, и оно потребовало от «Милана» вернуть документ. Когда я пошел за ним в контору, мне его швырнули через всю комнату. Вот до чего дошло!»

«Милан» и сам готов был сбагрить непокорного англичанина, но заломил цену 120 тысяч фунтов. «Челси» и «Тоттенхэм» были главными претендентами на него, и «Милан» попытался устроить между этими клубами аукцион. Однако те оказались хитрее и скооперировались, предложив Гривзу решить самому, куда перейти. «Челси» предлагал большую зарплату, но Джимми выбрал «Тоттенхэм». Дальше Билл Николсон, менеджер «Шпор», вел переговоры с «Миланом» один и сторговался на 99 999 фунтов. Необычность суммы объяснялась его нежеланием сделать Гривза первым футболистом, купленным английским клубом за шестизначную сумму. В «Милане» Гривз ус пел сыграть 10 матчей серии А и забил в них 9 голов.

Ловец собак

Первый матч Гривза за сборную (в 1959 году) совпал с унизительным поражением англичан от сборной Перу— 1:4. Игру дебютанта, который и забил гол престижа, отметили как единственный светлый момент. Дальше Гривз пошел штамповать голы за Англию, наколотив только за сезон 1960/61 11 в пяти матчах, из которых стоит выделить поединок с Шотландией, завершившийся с удивительным счетом 9:3. Гривз забил в нем три мяча и сделал три голевые передачи.

Но на чемпионате мира 1962 года он прославился не бомбардирским искусством, а скорее вратарским, поймав в четвертьфинале с Бразилией ...выбежавшую на поле собаку. Эпизод, который произошел в самом начале матча, был в высшей степени курьезным. Пес выскочил на поле и начал активно мешать игре. Ее пришлось остановить. Футболисты принялись гоняться за четвероногим другом, но тот с ловкостью ускользал — от вратаря англичан Спрингетта, от Гарринчи. Тут на пути собачки оказался Гривз. Джимми смекнул, как надо действовать: он сам притворился собакой, опустившись на четыре конечности. Пес «купился», начал обнюхивать потенциального сексуального партнера — и моментально оказался в объятиях.

Когда дело подходило к чемпионату мира 1966 года в Англии, Гривза угораздило слечь с тяжелым заболеванием — гепатитом. Это произошло в ноябре 1965-го. Только в феврале он смог снова выйти на поле. «Из-за этого проклятого гепатита я несколько потерял в скорости, но тем не менее был убежден, что достаточно ловок и силен, чтобы представлять Англию лучше, чем другие нападающие, — рассказывает Гривз. — Никогда в жизни я не работал так много, чтобы снова войти в форму, и даже бросил было выпивать. В то время я еще мог себя контролировать. Мне отчаянно хотелось участвовать в матчах чемпионата мира. Я был уверен, что Англия победит. Все было тогда за нас: и прекрасный состав, и настрой, и свое поле».

Альф Рэмзи сохранил за Гривзом место в составе. Но последствия гепатита, видимо, сказались: у него вдруг не заладился удар, и в трех групповых матчах он не смог ни разу поразить цель. А в последнем из них — против Франции — к тому же распорол голень, на которую наложили четыре шва.

Тренеру не оставалось ничего, кроме как заменить его Джеффом Херстом. Херст сразу ухватился за свой шанс и забил решающий гол в четвертьфинале Аргентине. «Перед финалом я уже был здоров, но ясно понимал, что Альф не собирается ставить меня. Когда он беседовал накануне финала с игроками, сказал мне, что хочет оставить состав без изменений и что надеется, что я его пойму, — вспоминает Гривз. — «Конечно, Альф, они тебе принесут победу», — ответил я ему». Когда все кончилось, Джимми был единственным членом сборной, который не пришел на праздничный банкет...

Алкоголизм

После ЧМ-66 Гривз только трижды появился в сборной. Когда он снова вернулся к своей лучшей форме, журналисты стали требовать от Рэмзи его возвращения, однако тот отвечал примерно так: «При чем здесь я? Он же сам мне говорил, что не хочет играть за Англию». Гривз же утверждал, что никогда такого не произносил. Его стаж в сборной завершился на 57 матчах и 44 голах. Больше за всю историю забили только двое — Бобби Чарльтон и Гари Линекер (не считая Вивиана Джона Вудворда). Довольно рано — в 31-летнем возрасте — Гривз завершил выступления и на клубном уровне. Но тем не менее со своими 357 мячами он занял и продолжает занимать сейчас верхнюю строчку в списке бомбардиров английской лиги всех времен. В аналогичной мировой табели у него 11 - е место.

Причина раннего схода Гривза хорошо известна — безудержное пьянство. Историю своего падения самый, вероятно, знаменитый футбольный алкоголик красочно живописал в автобиографической книге: «Как-то, когда я забылся пьяным сном в кресле, Ирен нашла запрятанный мной запас водки и в ярости вылила все содержимое в раковину, а бутылки выбросила в мусорный ящик. Я проснулся, весь горя желанием выпить, перерыл все шкафы и ящики, ища, как маньяк, эти бутылки. Кончилось тем, что я упал около мусорного ящика и начал вытряхивать в рот оставшиеся капли. Ниже катиться было некуда.

В течение дня я выпивал 12,13, а то и 14 кружек пива. И хоть бы что! Выпитое на меня почти не действовало, и только тот, кто давно меня знал, мог сказать, что я в подпитии. А затем я шел домой и там уже пил водку, иногда две бутылки за вечер».

В попытках избавиться от алкоголизма Гривз вернулся в футбол на любительском уровне, выступая в «Брентфорде» (1975/76), «Челмсфорде» (1976/77) и «Барнете» (1977). Но пагубное пристрастие с новой силой дало о себе знать. В конце 1977 года его с белой горячкой доставили в наркологическое отделение психиатрической больницы. Разрушилась семейная жизнь Гривза: от него ушла жена.

Врачи дали ему понять, что если он и дальше будет продолжать в том же духе, то долго не протянет. И Джимми нашел в себе силы взяться за ум. Записавшись в общество «Анонимных алкоголиков», он в течение двух лет тщательно выполнял все рекомендации и выкарабкался: завязал всерьез и навсегда, воссоединился с Ирен. С 1980 года он работает на телевидении, где одно время вел на пару с другим известным в прошлом футболистом Ианом Сент Джоном авторскую передачу.

 
Автор: Игорь Гольдес, главный редактор журнала Весь футбол, рассказ из цикла «100 легенд мирового футбола»


Вернуться к странице игрока >>
 
11 декабря

В 1901 г. Шотландский форвард, звезда «Сандерленда» как игрок, и «Абердина» как тренер Дэйв Холлидей.

В 1906 г. Итальянский форвард, чемпион мира 1938 года Пьетро Серантони.

В 1949 г. Один из лучших футболистов в истории хорватского футбола Иван Булжан.

В 1960 г. Один из самых популярных футболистов в истории Мексики Бенжамин Галиндо.

В 1960 г. Английский вратарь, долгое время был основным голкипером «Лидса» и «Арсенала» Джон Лукич.

В 1961 г. Лучший футболист Англии 1989 года, сейчас известный тренер, работающий в США Стив Никол.

В 1963 г. Ключевой защитник «Арсенала» 90-х годов Найджел Уинтерберн.

В 1968 г. Один из лучших итальянских форвардов 90-х годов Фабрицио Раванелли.

В 1969 г. Один из лучших норвежских защитников 90-х Стиг-Инге Бьернебю.

В 1972 г. Один из лучших форвардов в истории Саудовской Аравии Сами Аль-Джабер.

В 1981 г. Лучший футболист Южной Америки 1999 года, олимпийский чемпион 2004 года, форвард «Бенфики» Хавьер Савиола.

В 1981 г. Нападающий дортмундской «Боруссии» и сборной Египта Мохаммед Зидан.

 

В 1979 г. Финал 31-го Кубка Америки Парагвай - Чили 0:0 (это третий матч финала: в первом 3:0, втором 0:1) победа по разнице мячей

 

В 2004 г. Чемпион мира 1986 года Хосе Кусиуффо.

 

Над сайтом работают Дмитрий Гребенщиков и Виталий Клышко. Создание, разработка и поддержка - студия дизайна и веб-разработок "Палец".
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт "Футболисты мира" обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
В случае нарушения авторских прав и обнаружении неточностей просим сообщить нам.
Академическая гребля Украины