Футболисты мира - www.footballplayers.ru - Начал с перелома ноги, а закончил разбитой головой..

Футболисты мира - www.footballplayers.ru
 

ПОИСК ПО САЙТУ

Расширенный поиск
 

TRANSLATE  


Всего на сайте: 2231 игрок.

www.footballplayers.ru - Футболисты мира

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z 

Начал с перелома ноги, а закончил разбитой головой.

Бывший форвард сборной России Сергей Юран официально объявил о завершении карьеры, о чем уже сообщал "СЭ". Однако на покой новоиспеченный "пенсионер" уходить не собирается: дальнейшая жизнь у него расписана по месяцам. В конце ноября Юран планирует переехать из Граца в Москву, где будет учиться в Высшей школе тренеров. А в мае будущего года собирается устроить свой прощальный матч, в котором сборная 90-х годов, за которую намерен выступать он сам, встретится со сборной 80-х.

- Хочется, чтобы проводы были красивыми, поэтому неплохо бы их устроить на новом стадионе московского "Локомотива", - сказал мне Юран, который уже набросал списки приглашенных. В "его" команде фигурируют Черчесов, Харин, Уваров, Колыванов, Кирьяков, Кульков, Шалимов, Мостовой, Цвейба, Чернышов, Д.Кузнецов... В качестве тренера Юран хотел бы видеть Павла Садырина. В команде более старшего поколения могли бы сыграть Дасаев, Чанов, Протасов, Литовченко, Демьяненко, Хидиятуллин, Родионов, Черенков, Михайличенко, О.Кузнецов... Возглавить эту дружину мог бы Валерий Лобановский, который Юрана, собственно говоря, и открыл.

НАЧАЛО

- В киевском "Динамо", - начал свой монолог Юран, - мне заложили школу и характер, привили любовь к футболу. С этой командой посчастливилось выиграть чемпионат и Кубок СССР. А главным учителем после Валерия Лобановского считаю Виктора Колотова. Узнав о его смерти, отправился было в Киев, но из-за нелетной погоды вынужден был просидеть день в аэропорту и опоздал на похороны. Но в ближайшее время обязательно побываю на могиле близкого мне человека, который всегда поддерживал меня, когда в моей жизни были сложные дни. Многое сделал для меня и Лобановский. Даже то, что отдал меня на два месяца в армию - для закалки духа, - теперь вспоминаю с благодарностью, хотя тогда, если честно, не понимал, почему тренер не попытался отбить нужного ему игрока от воинской службы. Хочу сказать большое спасибо и ребятам, которые взяли шефство над необстрелянным новичком, - Демьяненко, Бессонову и Балю. Киевское "Динамо" стало для меня трамплином для прыжка в зарубежную жизнь.

ЗОЛОТО

В "Бенфике" я попал в руки великого Свена-Ерана Эрикссона. Он же, как я знаю, и настоял на том, чтобы руководство клуба меня купило, хотя стоил я по тогдашним меркам довольно дорого. Вскоре стал чемпионом и обладателем Кубка Португалии. Помню, когда киевскому "Динамо" в еврокубках попадались сильные соперники, то мы, футболисты, в глубине души не верили, что пройдем дальше, и выходили на поле, скажу без преувеличения, полуобреченными. В "Бенфике" же все было иначе. Боялся оппонентов уже не я - они меня боялись. Там я начал открывать в себе новые способности. Например, то, что могу не только играть на себя, но и тесно взаимодействовать с партнером. Ушла в прошлое беготня с мячом, появилась игра в пас. В Киеве от меня требовали несколько иного: взять мяч и протащить на себе двух защитников.

Когда я перешел в "Порту", моим футбольным воспитанием занялся знаменитый Бобби Робсон. В чем-то, знаете, он напомнил мне Лобановского. Тоже требовал от нас независимо от результата отрабатывать на поле все 90 минут, настраивал на силовую, фланговую игру. Стало ясно, что мне снова надо перестраиваться. Зато именно тогда я осознал, что способен приспосабливаться к любым тренерским капризам.

С "Порту" связаны самые светлые воспоминания еще и потому, что там я получил дополнительный чемпионский титул, а вместе с ним и лавры самого успешного легионера за всю историю португальского футбола. Ведь до сих пор, как я знаю, из иностранцев только нам с Василием Кульковым удалась победная серия при переходе из одного клуба в другой. Уроки португальской школы пригодились мне и в 95-м. Многие ведь считали, что я не гожусь для "Спартака". Но скептики были посрамлены: я без особой раскачки стал делать то, к чему привыкли спартаковцы. Например, использовать их любимые "стеночки". Потом были шесть матчей в Лиге чемпионов и шесть феноменальных побед. Помнится, выходил тогда на поле с таким ощущением, словно пришел на любимый концерт.

ЛЮБОВЬ

А вот следующий этап в карьере для футбола был потерянным временем: меня волновала исключительно личная жизнь. Я влюбился в свою будущую жену, а она жила в Англии. Ради свиданий с Людмилой и согласился на второразрядный "Миллуолл". Любовь затмила все, поэтому тренировался, по большому счету, спустя рукава. Да и в игре то же самое: обычно, если команда проигрывает, места себе не нахожу, а тут почувствовал, что мне все равно. Естественно, и отношение ко мне изменилось. Предложения получать перестал, хотя прежде был ими избалован, и надолго остался без клуба. Хорошо еще, московские динамовцы приютили, разрешили проводить индивидуальные тренировки с дублем. Постепенно удалось вернуть былую форму, после чего ко мне снова стали проявлять интерес западные агенты.

БУНДЕСЛИГА

Так я оказался в германской бундеслиге. Сначала вместе с Игорем Добровольским играл в дюссельдорфской "Фортуне", а к концу сезона поступили заявки от именитого "Гамбурга" и подающего большие надежды "Бохума". Последний проявил больше настойчивости и победил в конкурентной борьбе. Не долго думая, я подписал контракт сразу на четыре года. Однако мне не суждено было отработать и половины срока - возникли трения с президентом. Он не хотел отпускать меня в сборную, относился к ней пренебрежительно, всякий раз говоря, что россияне, мол, все равно проиграют. Но как я мог отказаться от сборной, если играть в ней всегда было пределом моих мечтаний!

В результате я оказался за бортом "Бохума". Для того чтобы свести со мной счеты, был найден подходящий повод: мне заявили, что в очередной раз я уехал на день раньше, чем договаривались, хотя этого не было. Кроме того, я попал в дорожно-транспортное происшествие, сев за руль в нетрезвом состоянии. Выступил, можно сказать, в своем репертуаре: скандалы, как известно, меня преследовали всюду. Лишился не только водительских прав, но и клуба.

И тут на горизонте снова появился "Спартак". В памяти еще был 1995 год, когда мы громили европейскую элиту. Захотелось снова получить удовольствие от игры, которого я был лишен в Германии. Там был чисто рабочий футбол, а в Москве, убеждал я себя, меня ждет праздник. Не учел я одного: сложившейся уже привычки к европейскому укладу, когда тренировки не мешают семейной жизни. В "Спартаке" же, увы, оказался на казарменном положении. Не мог я выносить эти круглосуточные сидения на базе! Все-таки от футбола время от времени необходимо отдыхать, а если беспрерывно сидеть в Тарасовке, можно даже лучшего друга возненавидеть.

ТРАВМЫ

Вернуться в Европу из России, да еще в солидном возрасте, не очень реально. Но мне помогло имя. И еще то, что, где бы я ни играл, везде попадал в основной состав. Не каждый смог бы провести в Европе столько лет и практически нигде не прозябать в запасе. В австрийском "Штурме" мне первым делом заявили, что о моем сложном характере знают, но он их не пугает. А президент клуба добавил, что даже любит сложных людей. Приветствовали там и то, что в последнее время я стал не столько забивать сам, сколько давать результативные пасы. Но постепенно ко мне вернулись и бомбардирские качества, причем забивать стал и головой, что раньше не удавалось. Воздушные дуэли в конечном итоге меня и сгубили.

Моя карьера в профессиональном футболе началась рано: практически с 19 лет оказался в основном составе киевского "Динамо", застав в команде еще Протасова с Заваровым. Но возникшая было эйфория в связи с досрочным переходом во взрослую жизнь и близким знакомством со знаменитостями быстро улетучилась. В матче с московским "Торпедо" мне сломали ногу. Профессор Левинец тогда намекнул, что, по его мнению, речь в лучшем случае может идти о ходьбе без хромоты, но даже ради этого придется серьезно постараться. С футболом он предлагал покончить - для моего же блага. К счастью, на этот раз профессор ошибся. Молодой организм и удача хирургов помогли вернуться в строй. Но для полного восстановления понадобилось около года.

Потом на этой же ноге возникла трещина. Казалось, началась черная полоса, но, слава Богу, нет: ничего серьезнее надрыва мышц со мной до последнего момента не происходило. И вдруг - непоправимая беда: в матче чемпионата Австрии с ЛАСКом столкнулся в воздухе с соперником и получил осколочный перелом лобовой кости. Конечно, можно было избежать столкновения, не рисковать. Но это не в моем характере. Восемь месяцев приходил в себя. Надеялся, что смогу играть на прежнем уровне. Просто доигрывать свой век не хотелось, и ради возвращения в строй я был готов на любые испытания.

Сначала принимал лекарства, которые несколько притупляли боль при нагрузках. Но через некоторое время выяснилось, что от сильнодействующих медикаментов катастрофически ухудшились анализы крови, что говорило о новой проблеме - с почками. Тогда заказали на заводе специальную маску. Но и от этой идеи пришлось отказаться: при соприкосновении мяча с головой эта защита не спасала: по-прежнему было ощущение, будто получаешь разряд в 220 вольт. Постепенно стал понимать: как ни крути, бутсы на гвоздь все же вешать придется. Но на всякий случай решил сделать паузу. В мае полностью отказался от тренировок. Когда после перерыва вернулся к обычному распорядку, показалось, что все прошло. Но стоило увеличить нагрузки, как боли возобновились. К тому же в Австрии стояла невыносимая жара, что ухудшало и без того плохое состояние.

Окончательный вердикт мне вынес недавно известный австрийский нейрохирург, который меня и оперировал. Оказывается, он давно знал, что вернуться в большой футбол мне не удастся, но молчал, не желая травмировать мою психику. Ждал, когда я сам смирюсь со стопроцентной спортивной инвалидностью. За это я ему очень благодарен. Услышать столь горькие слова тогда, когда я вместе со "Штурмом" пробился во второй раунд Лиги чемпионов, было бы, безусловно, в сто раз тяжелее, чем сейчас. Профессор объяснил, что мне и так сильно повезло: в 99 процентах таких случаев пациенты оказываются в коме. И напомнил о народной мудрости: что ни делается - все к лучшему.

Я вспомнил, что всегда мечтал уйти на заслуженный отдых красиво, не дожидаясь снижения результатов. Думаю, в итоге получилось именно так, как хотел. В памяти людей еще свежи воспоминания о моих ярких выступлениях в Лиге чемпионов, забитых там голах. С тех пор я на поле не выходил, так что впечатление о себе испортить не успел. Не слишком переживаю еще и потому, что твердо решил учиться в Высшей школе тренеров. По-моему, было бы преступлением не использовать богатый опыт, накопленный во многих клубах Европы.

БУДУЩЕЕ

Моя тренерская платформа уже частично сформировалась. Она приблизительно такова: важно создать здоровый коллектив, где бы не было места группировкам. Отношения с футболистами буду строить на доверии. Главное - наладить нормальный диалог, а не делать упор на запугивание. По себе знаю: если ты можешь с любой проблемой спокойно прийти к тренеру, открыть ему душу, то на поле обязательно отблагодаришь чуткого наставника результативной игрой. Хотел бы использовать опыт главного тренера "Штурма" Ивицы Осима, который считает, что нужна одна тренировка в день, но чтобы по времени она длилась столько же, сколько матч. В России же занятия проводятся чаще, но тренировка длится чуть больше часа. По сути, это означает, что идет подготовка только к первому тайму.

Я наблюдал за своими тренерами в клубах Португалии, Германии и Австрии. Все они после работы превращаются в обыкновенных людей, на равных общаются с футболистами. Вот бы и нам уметь так раскрепощаться! Но и у наших специалистов есть что перенять. У Лобановского и Романцева я бы взял повышенную требовательность на тренировках. Думаю, здесь западные коллеги им проигрывают, поскольку считают: если игрок не доработал на занятиях, то на то он и профессионал, чтобы наверстать упущенное в матче. Но не всегда это правило срабатывает. Еще мечтаю совместить киевскую агрессивность со спартаковским контролем мяча. Если создать такой гибрид стилей, дело, считаю, пойдет. У меня, к слову, уже есть кое-какие предложения из первой лиги. Желательно, конечно, попасть в такую команду, где есть хотя бы минимальная финансовая база - чтобы иметь возможность постепенно воплощать свои идеи в жизнь.

 
Борис Тосунян, Спорт Экспресс


Вернуться к странице игрока >>
 
24 ноября

В 1874 г. Родоначальник бразильского футбола Чарли Миллер.

В 1958 г. Один из лучших шотландских полузащитников 70-80-х Рой Айткен.

В 1965 г. Один из лучших защитников в истории шотландского футбола Том Бойд.

В 1965 г. Лучший футболист Португалии 1988 года Руй Барруш.

В 1968 г. Один из лучших футболистов в истории Турции Бюлент Коркмаз.

В 1976 г. Шестикратный чемпион России Александр Ширко.

 

1999 г. Футболист с Ямайки Уолтер Бойд, игрок английского "Суонси" умудрился заработать красную карточку на 0 секунде пребывания на поле. Выходя на замену он набросился на судью матча. Это абсолютный "рекорд".

 

Над сайтом работают Дмитрий Гребенщиков и Виталий Клышко. Создание, разработка и поддержка - студия дизайна и веб-разработок "Палец".
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт "Футболисты мира" обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
В случае нарушения авторских прав и обнаружении неточностей просим сообщить нам.
Академическая гребля Украины